Язык: Русский

Скачиваний: 191

Формат: Microsoft Word

Размер файла: 69 Кб

Автор:

Скачать работу

Движение декабристов оценка историков и современников

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

1.ВЛИЯНИЕ ЗАПОДНОЕВРОПЕЙСКИХ ИДЕЙ НА МИРОВОЗЗРЕНИЕ ДЕКАБРИСТОВ

1.1. Французская революция как источник формирования декабристкой идеологии и ее оценка декабристами

1.2. Распространение в России вначале XIX века идей французских просветителей

1.3. Роль военных походов в образование в России революционного движения

1.4. Идеи французских и английских философов и их влияние на конституционные проекты декабристов

2.“РУССКАЯ ПРАВДА” ПЕСТЕЛЯ

2.1.Форма государства по “Русской Правде” и Временное революционное правительство в понимании декабристов

2.2. Демократические преобразования в сфере прав человека

2.3..Решение аграрно-крестьянского вопроса

2.4. Преобразования, предусмотренные “Русской Правдой”, в просвещения, судопроизводства и военном деле

2.5. Решение национального вопроса

3.“КОНСТИТУЦИЯ” МУРАВЬЕВА

3.1. Система органов государственной власти и административно-территориальное деление по “Конституции”

3.2. Избирательное право

3.3. Решение крестьянского вопроса

3.4. Преобразования в сфере прав человека

4. ВВОССТАНИЕ НА СЕНАТСКОЙ ПЛОЩАДИ

5. КНЯЗЬ СЕРГЕЙ ПЕТРОВИЧ ТРУБЕЦКОЙ

6. ИТОГИ И ПРИЧИНЫ ПОРАЖЕНИЯ

6.1. Оценка современников и историков

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ


Введение

В истории всякой страны есть незабываемые памятные даты. Проходят годы, меняются поколения, новые и новые люди выходят на историческую арену, меняются быт, уклад, общественное мировоззрение, но остается память о тех событиях, без которых немыслимо национальное самосознание. Декабрь 1825 года – явление такого порядка, «Сенатская площадь» и «Черниговский полк» давно стали историко-культурными символами. Достаточно произнести эти словосочетания, и испытываешь смешанные чувства – гордость и грусть: первое сознательное выступление за свободу – первое трагическое поражение.

Наследие декабристов всегда привлекало исследователей, ведь они оставили множество произведений, среди которых можно найти и работы политико-правового характера. И содержание этих работ по-прежнему остается актуальным для России. Так, например, решение вопроса об административно-территориальном делении всегда будет оставаться важным для России из-за огромной размеров ее территории и большого количества народов, населяющих ее. Для истории государства и права наиболее интересны, как мне кажется, конституционные проекты декабристов, которые по своему реформаторскому потенциалу опередили историческое развитие России почти на столетие.

Но эти проекты не возникли на пустом месте. И основными идеями, положенными в основу этих проектов, были идеи, разработанные философами Просвещения, которые, конечно же, трансформировались определенным образом с учетом специфики России.

Таким образом, во-первых, мы рассмотрим Великую Французскую революцию и западноевропейскую философия как источник формирования политико-правовых взглядов декабристов, и, прежде всего, двух значительных политико-правовой мысли декабристов: конституционные проекты Пестеля и Муравьева (“Русская Правда” и ”Конституция”) и покажем  то философское основание в соответствии с которым были написаны данные документы, да и на которых строилась декабристская идеология в целом (при этом, конечно, не следует забывать и других источников: деятельность русских просветителей XVIII века, Отечественная война 1812 года и самодержавно-крепостническая действительность России первой четверти XIX века).

Во-вторых, сравним “Русскую Правду” и ”Конституцию”, а также проанализируем те социально-экономические, политико-правовые преобразования, которые декабристы собирались провести в сфере государственного устройства, управления и судоустройства; административно-территориального деления; решения национального и аграрного вопросов, а также изменений правового статуса личности в Российской империи (отмена сословного деления, признание конституционных прав граждан и так далее).

           

1.ВЛИЯНИЕ ЗАПОДНОЕВРОПЕЙСКИХ ИДЕЙ НА МИРОВОЗЗРЕНИЕ ДЕКАБРИСТОВ

1.1. Французская революция как источник формирования декабристкой идеологии и ее оценка декабристами

 

        Формирование декабристкой идеологии - необходимое условие возникновения и деятельности тайных декабристских организаций, разработки ими программных политических документов, а также революционной практики и планов восстания. Большое влияние на этот процесс  формирования оказали передовые западноевропейские идеи.

Процесс воздействие этих идей на декабристов можно разделить на два этапа:

1) период до Отечественной войны 1812 года, характеризующийся влиянием идей Просвещения и Великой Французской революции (с учетом как положительных, так и негативных моментов),

2) период Отечественной войны 1812 года, заграничных походов 1813-1814 года, пребывание русского оккупационного корпуса графа Воронцова во Франции в 1815-1818 годах.

Общественное движение в России в начале XIX века было связано с общим подъемом освободительного движения в Европе. “Французская революция конца XVIII века сделала так много, что весь XIX век, тот век, который дал всему человечеству цивилизацию и культуру, прошел под знаменем Французской революции,” –вот примерно так писал Ленин[1]. И поэтому великое общественное движение во Франции конца XVIII века оказало влияние на развертывание революционного движения во всех концах мира, в том числе и в России.

Должен заметить, что декабристы относились к ней неоднозначно. Они в своем большинстве приветствовали начало революции, одобряли ее принципы, провозглашенные в “Декларации прав” 1789 года.

И все же, несмотря на отрицательные стороны революции, как представляли их себе декабристы (“власть толпы”, якобинский террор, завершившийся термидором и затем утверждение диктатуры Наполеона), а также и на реставрацию после 1815 года в Европе абсолютистских режимов, наиболее проницательные представители декабристского круга не могли не усмотреть и конечных  положительных последствий революции. П. И. Пестель, например, показывал: ”Возвращение бурбонского дома на французский престол и мои соображения о сем происшествия могу я назвать эпохою в моих политических мнениях, понятиях и образе мыслей, ибо начал рассуждать, что большая часть коренных постановлений, введенных революциею, были при монархии сохранены и за благие вещи признаны, между тем как все восставали против революции и я сам против нее всегда восставал. От сего суждения породилась мысль, что революция, видно, не так дурна, как говорят, и что может быть весьма  полезна, в какой мысли я укреплялся тем другим еще суждением, что те государства, в коих не было революции, продолжали быть лишенные подобных преимуществ и учреждений”[2]. Таким образом, осуждение “ужасов французской революции” не мешало видным идеологам декабризма осознавать, что, говоря словами М. Ф. Орлова, “эпоха французской революции - великая эпоха, что эпоха человека и разума”[3]. Критика “крайностей” французской революции у декабристов согласовывалась с признанием положительных, в конечном счете, результатов.

1.2. Распространение в России вначале XIX века идей французских просветителей

Французская философия и общественно-политические теории XVIII века, явившаяся идеологической подготовкой буржуазной революции, дали сокрушительную критику отжившего феодального порядка Франции. Эта революционная идеология находила живой отклик и у передовых людей России, видевших отсталость самодержавно-крепостнических порядков. Их читали в подлиннике: а почему бы и не почитать запретный плод, к тому же знание французского языка являлось обязательным для каждого образованного человека в России. Идеи передовых мыслителей Западной Европы были хорошо знакомы образованному русскому обществу, особенное распространение  в России получили произведения французских просветителей и философов XVIII века. Эти произведения переводились и на русский язык, издавались полностью или в отрывках, и даже делались попытки напечатать собрание сочинений. Кроме того, многие произведения идеологов буржуазной революции переводились и распространялись в списках.

Влияние Французских просветителей, литературы французских и английских публицистов неоспоримо - оно чрезвычайно велико и все декабристы говорят об этом. Судя по ответам, изучение английской конституции и конституции Северо-Американских Штатов оказало большое влияние на формирование мировоззрения декабристов, на политическую ориентацию. При ответах на источники формирования вольнолюбивых взглядов многие декабристы указывают своих учителей и воспитателей. Вот что на следствии говорил А. М. Муравьев: “Уже в детстве внушал мне свободный образ мыслей мой тогда бывший дядька –швейцарец Бидо, который возвратился потом в свою родину”[4]. А вот, что позднее писал декабрист Роден в воспоминаниях: ”Французская революция 1789 года выгнала к нам тысячи выходцев, между ними людей весьма образованных из высших классов, много умных аббатов и всяких учителей по случаю вперемежку с аббатами заняли места воспитателей, и, сами убежав от революции, посеяли в русском дворянском юношестве первые семена революции”[5].

 В политических и философских сочинениях западноевропейских и русских мыслителей, в изучении политэкономии, древней и новой истории, конституционного устройства некоторых стран Европы, Северо-Американских Соединенных Штатов пытались они найти ответы на волнующие их вопросы о причинах бедственного положения России, уяснить себе возможные пути и средства необходимых преобразований, которые могли бы ”спасти” Россию и обеспечить ей благоденствие.

1.3. Роль военных походов в образование в России революционного движения

Широкому знакомству с идеями французской революции и ее практическими результатами способствовали походы русских войск в Западную Европу и их пребывание за границей. Заграничные походы послужили важным пропагандирующим фактором, воздействующем на всю армию - от генерала до солдата, которые невольно сравнивали увиденные ”порядки” в западноевропейских странах с ”порядками” в России. Отсюда неизбежно возникал вопрос о причинах ”неустройств” в России. ”Войска от генералов до солдат, - писал А. А. Бестужев, -пришедши назад, только и толковали: "Как хорошо в чужих землях". Сравнение со своим, естественно, произвело вопрос: почему же не так у нас?”[6]

Многие из будущих декабристов, находясь в Париже, встречались с передовыми политическими деятелями Франции, слушали лекции французских ученых по политическим вопросам. Ленин отмечал, что передовые дворянские офицеры ”были заражены соприкосновением с демократическими идеями Европы во время наполеоновских войн”[7]. После окончания войны, когда были созданы тайные общества и перед ними встала задача практической подготовки революционного переворота в России, они внимательно следили за достижением революционной мысли в Западной Европе.

1.4 Идеи французских и английских философов и их влияние на конституционные проекты декабристов

В основу декабристских проектов политического и социального переустройства России были положены принципы естественного права, выработанные мыслителями века Просвещения: Локком, Руссо, Монтескье, Дидро, Гольбахом, с произведениями которых авторы были хорошо знакомы. Под “естественными правами” понимались личная свобода человека, равенство всех перед законом, непризнание сословных различий, а также создание представительного образа правления при разделении властей на законодательную, исполнительную и судебную, при независимости судебной власти и ответственности исполнительной перед законодательной. Эти положения своим острием были направлены против феодально-абсолютистских порядков и содержали большой для того времени революционный заряд. Они декларировали и основы буржуазно-правового государства. При разработке своих проектов Пестель и Муравьев опирались также на конституционный опыт других государств - Северо-Американских Соединенных Штатов и некоторых других стран Западной Европы.

Вот так плавно мы переходим к рассмотрению двух политического характера трудов: “Русской Правды” Пестеля и “Конституции” Муравьева.

2.“РУССКАЯ ПРАВДА” ПЕСТЕЛЯ

2.1.Форма государства по “Русской Правде” и Временное революционное правительство в понимании декабристов

 Решение национального вопроса, первые наброски конституционного проекта были сделаны Пестелем, по-видимому, уже в 1821 году. Основные положения этого документа обсуждались на первом съезде в январе 1923 году. Здесь было решено предоставить всем членам организации годичный срок для обдумывания  предложений Пестеля. На следующем съезде в январе 1823 года Пестель сделал более обстоятельный доклад о своем проекте, который был обсужден по всем пунктам и принят голосованием. Таким образом, конституционный проект Пестеля хотя и носил авторский индивидуальный характер, но все же являлся программным документом всего Южного общества.

Полное название конституционного проекта Пестеля - "Русская Правда или Заповедная государственная дарственная Грамота великого народа российского, служащая  Заветом для государственного устройства России и содержащая верный Наказ как для народа, так  и для Временного верховного правления". Как следует из названия, этот документ должен был служить "наказом" Временному революционному правительству. Члены Южного общества- сторонники Пестеля - придавали длительной диктатуре временного правительства  решающее значение в деле осуществления революционных преобразования. По мысли Пестеля, объявленное Сенатом после переворота временное правительство должно было состоять  в основном из членов тайного общества. Обладая диктаторской властью правительство после принесения ему присяги от Синода, Сената и всей России, "раздав Министерства, армии, корпуса и прочие начальства членам общества, мало-помалу в продолжение нескольких лет будут вводить новое образование"[8]. Пестель указывал, что преобразования не могли быть проведены сразу - необходим был именно этот десятилетний срок переходный период. "Все происшествия в Европе в предыдущем полу столетие случившиеся, -указывал он, -доказывает, что народы, возмечтавшие о возможности внезапных действий и отвергнувшие постепенность в ходе государственного преобразования, впали в ужаснейшие бедствия и беззакония". Но “постепенность" в ходе государственного преобразования понималась Пестелем "не как постепенность ликвидации старого порядка, а как постепенность введения представительных учреждений, которые должны находиться во главе управления Россией"[9]. Отсюда и необходимость, по мысли Пестеля, на этот переходный период наделения Временного революционного правительства до установления в государстве прочного революционного порядка диктаторскими полномочиями.

"Русскую Правду" декабристы предлагали обнародовать одновременно с "Манифестом к русскому народу", провозглашающим свержение старого режима и установление революционной власти. "Русская Правда" должна была показать народу, какие права он получил, а правительству - обязанности на него возложенные.

Исходя из принципа верховенства не власти над народом, а народа над властью, право народа избирать свои органы  власти и обязанность власти выражать волю народа, Пестель торжественно провозглашал: "народ российский не есть принадлежность какого-либо лица или семейства. Напротив того, правительство есть принадлежность и оно учреждено для блага народного, а не народ для блага правительства"[10]. П. И. Пестель первоначально разделял идею конституционной монархии. В самом начале 1820 года Пестель проделал довольно быструю эволюцию взглядов от монархических к республиканским. В своих показаниях на следствии он подробно изложил причины такого перехода. Особенно он подчеркивал влияние книги французского мыслителя Дето де Трасси "Замечание на "Дух законов" Монтескье”. “Сочинение Дето де Трасси на французском языке очень сильно подействовало на меня. - показывал Пестель, -он доказывает, что всякое правление, где главой государства есть одно лицо, особенно ежели сей сан наследственный, неминуемо кончиться деспотизмом"[11]. Пестель видел положительный опыт в современной ему исторических примерах "благодеятельности" именно республиканского образа правления. "Все газеты и политические сочинения так сильно прославляют возрастания в Северных Американских Соединенных Штатах, приписывая сие государственному их устройству, что сие мне казалось ясным доказательством в превосходстве республиканского правления”, показывал далее Пестель[12]. К тому же он "находил неоспоримые доказательства в непрочности  монархических конституций и полные достаточные причины и недоверчивости  к истинному согласию монархов на конституцию"[13].

Поэтому, будучи убежденным республиканцем, Пестель требовал не только ликвидации самодержавия, но в любой монархии, даже ограниченной конституцией. Более того, чтобы гарантировать будущую Российскую республику от реставрации монархии, Пестель выступал не только за цареубийство, но и вообще за "истребление всей императорской фамилии", то есть за физическое уничтожение всех возможных претендентов на российский престол.

Будущая Российская республика объявлялась строго централизованным или, как выражался Пестель, "неразделимым" государством. Любая форма федеративного устройства им решительно отвергалась. В федерации областные интересы неизбежно будут брать верх над общегосударственными. Особый образ правления и особые законы в областях приведут к ослаблению связей между ними, а также к осознанию ненужности верховной власти, следовательно, к распаду государственной организации. ”Каждая область, составляя в федеративном государстве, так сказать, маленькое отдельное государство, слабо к целому привязана будет и даже во время войны будет действовать без усердия к общему составу государства, особенно если лукавый неприятель будет уметь прельстить ее обещаниями о каких-нибудь особенных для нее выгодах и преимуществах. Особенно пагубным для нее выгодах и преимуществах"[14]. Особенно пагубным федеративное устройство будет, по мнению Пестеля, для России, состоящей из "разнородных частей", отличающихся по своему историческому прошлому, языку, вере, обычаям, "и потому, ежели сию разнородность еще более усилить чрез федеративное образование государства, то легко предвидеть можно, что сии разнородные области скоро от коренной России тогда отложатся, и она скоро потеряет тогда не только могущество, величие и силу, но даже, может быть, и бытие свое между большими и главными государствами”[15]. Согласно проекту Пестеля, Россия подразделяется на десять областей и два удела, каждая область состоит из пяти округов (или губерний), губернии в свою очередь делятся на уезды, уезды на волости. Пестель составил и карту нового административного деления России. Столицей России Пестель определил Нижний Новгород, исходя из следующих соображений: этот город находился в центре государства, на выгодных речных путях (Оке и Волге), здесь ежегодно собиралась Макарьевская (с 1817 года - Нижегородская) ярмарка - важный центр торговли Европы с Азией. Город по замыслу Пестеля надлежало переименовать во Владимир - ”в память великого мужа, введшего Россию в христианский закон”[16], а прежний город Владимир в Клязмин (ибо расположен на реке Клязьме). Предусматривалось необходимые ассигнования для устройства (возведения правительственных зданий и прочее).

Управление страной должно строиться по принципы разграничения функций властей. Высший законодательный орган власти - Народное вече. ”Народное вече есть одно целое и на камеры не разделяется. Вся законодательная власть в нем обретается”[17] (принцип двухпалатной системы Пестель почему-то не признавал). Народное вече объявляет войну, заключает мир, обсуждает и принимает все законы, кроме конституционных.

Высшая исполнительная власть сосредотачивается в Державной думе, избираемой на 5 лет Народным вечем из числа кандидатов, представленных окружными наместными собраниями. Державная дума состоит из пяти человек и ведет переговоры с иностранными государствами, руководит военными действиями во время войны, но не имеет права ни объявлять войну, ни заключать мирные договоры и прочие трактаты. Она имеет свою канцелярию. ”Все министерства и вообще правительствующие места состоят под ведомством и начальством Державной думы”[18].

Дабы законодательная и исполнительная власть ”не выходили из своих пределов”, учреждается высший контрольный орган - Верховный собор из 120 членов, избираемых пожизненно Народным вече из числа кандидатов, выдвигаемых окружными наместными собраниями. На рассмотрение Верховного собора представляются все законы, принятые Народным вече, и ни один из них не может вступить в силу без санкции этого контрольного органа. Однако лишь Верховный собор рассматривает предоставленные ему законы лишь с точки зрения их соответствия конституции, не вникая в содержание. Он посылает своих полномочных представителей в министерства и области. Предусматривалось, что в этот орган избирались наиболее заслуженные и авторитетные граждане страны.

По проекту предлагалось также, что распорядительную власть на местах будут осуществлять окружные, уездные и волостные наместные собрания, а исполнительную - окружные уездные и волостные правления. Компетенция волостных собраний была довольно широкой: они выслушивали исполнительных органов власти в волости, уезде, губернии - в волостных, уездных и земских правлениях, принимали и рассматривали жалобы на местное начальство, выбирали  новых чиновников местного управления и утверждали прежних, и вообще занимались всеми делами местного значения. Местные органы власти согласно ”Русской Правде”, избираются сроком на один год. Кратких срок полномочий местных выборных органов власти рассматривались Пестелем как гарантия против узурпации власти.

Все граждане мужского пола, достигшие двадцатилетнего возраста, получали избирательные права. В конституционном проекте Пестеля отсутствовал избирательный ценз. Чтобы избирать и быть избранным, надо было быть лишь совершеннолетним гражданином Российской республики. Пестель предполагал, что избиратели отдадут предпочтение более просвещенным людям, но ценза грамотности у него в конституции не было: и грамотный и неграмотный  имели одинаковое право голосования. ”Каждый гражданин имеет право на занятие всех мест и должностей по государственной службе, - говориться в “Русской Правде”. - Одни дарования, способности, познания и услуги служат поводом и причиною к прохождению службы”.

2.2 Демократические преобразования в сфере прав человека

 В ”Русской Правде” намечена и широкая программа других демократических преобразований, в центре которых находиться охрана личности и частной собственности.

”Личная свобода есть первое и важнейшее право каждого гражданина и священная обязанность каждого правительства, - говориться в ”Русской Правде”. - На ней основано все сооружение государственного здания и без нее нет ни спокойствия, ни благоденствия”[19]. Провозглашается неприкосновенность личности жилища граждан: ”Никто из граждан не должен быть лишен и под стражу посажен иначе как законным порядком и законным образом. Всякое действие, сему противное, наводит строжайшую ответственность на нарушителей. В дом гражданина никто войти не может без его согласия”[20].

”Священным” и ”неприкосновенным” ”Русская Правда” объявляла право собственности; определены гарантии защиты этого права. Категорически запрещается конфискация имущества в казну. В случае лишения какого-либо лица всех прав состояния за тяжкое преступление имущество следует отдавать его наследникам, а не конфисковать. Допускается изъятие части имущество для уплаты долгов и ”пеней”.

Провозглашается всеобщее равенство перед законом: все граждане имеют одинаковые права и несут одинаковые обязанности. Ликвидируется сословный строй, основанный на привилегиях одних сословий  и бесправии остальных. Все сословные различия упраздняются, и прежние сословия (дворянство, духовенство, купечество, мещане, однодворцы, крестьяне) сливались в “единое сословие - гражданское”. Все граждане впредь должны именоваться ”благородными”.

 

2.3.Решение аграрно-крестьянского вопроса

Объявляется полная и безусловная отмена крепостного права. И в первом, и во втором варианте проекта предполагалось, что освобождение от крепостной неволи будет сопровождаться обязательным наделением их землей. Безземельное освобождение по ”остзейскому образцу” (проведенное в 1816-1819 годах в Эстонии и Латвии) Пестель именовал ”мнимой свободой”. Поэтому освобождение крестьян от крепостной неволи связывалось им с решением аграрного вопроса, которому Пестель уделял особенно большое внимание. При этом он исходил из противоречащих друг другу соображений: во-первых, Пестель считал землю безусловно общественным достоянием, из которого каждый гражданин имеет право на земельный надел, необходимый для обеспечения его жизненных потребностей, во-вторых, он признавал справедливым и существование частной собственности на землю, ибо ”труды и работы суть источники собственности, и тот, который землю удобрил и оную способной сделал к произведению разных произростаний, исключительно должен на ту землю иметь право обладания”, к тому же, ”дабы хлебопашество могло процветать, нужно много издержек, который тот только сделать согласиться, который в полной своей собственности землю иметь будет”, ”неуверенность в сей собственности, сопряженная с частным переходом земли из рук в руки, никогда не допустит земледелия к усовершенствованию”[21].

2.4. Преобразования, предусмотренные “Русской Правдой”, в просвещения, судопроизводства и военном деле

“Русская Правда” содержала обширную программу преобразований в области суда, просвещения и печати, свободы совести и взаимоотношений государства с церковью, в военном деле, в сфере правовых вопросов брака и семьи, в национальном вопросе. Судебно-процессуальная система строилась в проекте Пестеля на принципах строго соблюдения законности и всеобщего равенства перед законом. Взятие под стражу и вообще лишение свободы за преступления, указывалось в “Русской Правде”, возможно только при условии соблюдения точных законных правил: взять под стражу может только полицейское ведомство при наличии письменного предписания о причине ареста, а в случае необходимости арестованному должно в течение 24 часов должно быть предъявлено такое “предписание”, в противном случае по истечение этого срока он ”должен быть немедленно освобожден”. Предполагалось, что арестованные будут находиться в специальных “стражных домах, от  правительства назначенных”, и с ними следует поступать ”законным образом под опасением строжайшей ответственности”, которая должна гарантировать от произвола. ”Содержащийся под стражей может принимать посещения от кого желает”. Власти могут отказать в “посещениях” лишь “в важнейших только случаях” и обязательно ”с письменным объявлением о причинах”[22]. Находящегося в заключении всегда взять на поруки. ”Никто не может быть судим иным порядком, как обыкновенным законом судебным, и в том именно месте, которое законом определено и назначено; посему никогда не должны никакие чрезвычайные судебные комиссии и чрезвычайные суды быть учреждаемы”, -говориться в “Русской Правде”. Пестель указывал, что необходимо строго соблюдать правило, чтобы обвиняемый судился по законам, изданным ”прежде преступления в коем обвиняется”, причем признавался виновным только тогда, ”когда его преступление совершенно доказано”. Отменяется смертная казнь. В случае каких-либо нарушений в судебном процессе волостное правление и наместные собрания ”имеют право заступиться за членов своих волостей”. Обучение детей, согласно проекту Пестеля, должно проводиться преимущественно в правительственных учебных заведениях; допускается и домашнее образование, правда под надзором правительства. Частным лицам категорически запрещалось ”заводить пансионы и другие учебные заведения”. Этот запрет Пестель мотивировал невозможностью контролировать частные учебные заведения со стороны правительства. Он придавал исключительно важное значение направлению воспитания: ”ничто столь сильно не действует на благоденствие царств и народов, как воспитание”. “Русская Правда” объявляла широкую свободу ”книгопечатания”. Каждый гражданин, согласно проекту, имел право заводить собственную типографию, однако об этом необходимо известить правительство. Требовалось, также чтобы ”на каждой печатанной вещи находилось имя хозяина типографии”. Запрещалось публикация сочинений, ”проповедующих правила, противные законам и чистой нравственности”. В “Русской Правде” провозглашалось свобода совести. Православие объявлялось ”господствующей верой великого государства Российского”, однако предоставлялась свобода и другим вероисповеданиям, ”если только не противны они российским законам, духовным и политическим, правилам чистой нравственности и не нарушают естественных обязанностей человека”.

Своеобразно решался Пестелем вопрос о положении священнослужителей в будущей Российской республики: ”духовенство не есть особое сословие, но есть особое звание, исполняющее особые должности”. Согласно проекту, монастыри сохранялись, но в монашество разрешалось постригаться лицам не моложе 60 лет. Черному (монашествующему) духовенству запрещается занимать какие-либо должности в церковном управлении. Пестель предъявлял строгие требования к нравственному и образовательному уровню духовенства. Он указывал, что в “духовное звание” мог поступить любой гражданин, но с условием, чтобы он был безупречной нравственности и получил специально образование в духовных учебных заведениях. Каждому духовному лицу предоставлялось право выйти из духовного звания, если он этого пожелает. Временное правление должно было назначить духовным лицам ”приличное содержание”, избавляющее их от необходимости прибегать к другим занятиям (например,  земледелию) и от требования платы за требы от прихожан. Большое внимание в проекте Пестеля уделяется преобразования в армии. Ликвидируется старая рекрутская система ее комплектования. Вводиться всеобщая воинская повинность, которую отбывали мужчины, достигшие 20- летнего возраста. Срок воинской службы устанавливался не более 15 лет. Допускается и добровольное поступление на военную службу в качестве ”вольноопределяющихся”. Немедленно ликвидируются аракчеевские военные поселения, как учреждения ”бесчеловечное” и невыгодное с финансовой точки зрения. В “Русской Правде” детально разработаны гражданские и семейно - правовые отношения. Возрастом совершеннолетия предлагалось считать 15 лет. С этого возраста девушки получают право вступать в брак, юноши же  получают таковое право только по достижении 20-летнего возраста. Над несовершеннолетними детьми родители имели полную власть, но и несут полную ответственность за их воспитание и поступки. ”Дети обязаны родителей своих в старости покоить и пропитывать, обращаясь, когда нужно, к общественным вспоможеваниям”. Брак признается официально зарегистрированным после церковного об венчания. ”Телесные недуги”, ”прелюбодеяния одного из супругов”, ”несходство нравов” служат каждый в отдельности достаточным основанием для развода. Если у расторгающих брак имеются дети, то им выделяется половина имущества родителей.

2.5 Решение национального вопроса

Своеобразны предложения Пестеля по решению национального вопроса в будущей многонациональной Российской республики. Они отличаются противоречивостью и непоследовательностью. Пестель исходил из двух плохо согласующихся друг с другом принципов: ”право народности ” и ”право благоудобства”. Суть их заключалась в следующем. ”Народы, подвластные большому государству, - писал Пестель, - и происходящие не от  господствующего в оном, но от других племен, желают всегда себе независимости и отдельного политического существования, утверждаясь на праве составлять особые государства и называя оное правом народности (то есть правом на самоопределение). С другой же стороны, стремиться всякое большое государство к установлению границ, крепких местным положением и сильных естественными оплотами, а вместе с тем стремиться и к тому, чтобы силы маленьких народов, его окружающих, умножали силы собственные его, а не силы какого-либо соседственного большого государства, основывая свое стремление и старание на праве безопасности и называя оное правом благоудобства”. Оба права Пестель называл одинаково законными и справедливыми, однако, по его мнению, право на самоопределение реально можно представить только тем народам, которые имеют силы и возможности “ оное сохранить”, в противном случае они не смогут ”по слабости своей пользоваться самостоятельно политической независимостью” и неизбежно подпадут под власть ”которого либо из больших соседственных государств”. Исходя из этих посылок, Пестель считал, что по отношению к народам населяющим Россию, должно действовать “право благоудобства”. Отдавая явный приоритет ”праву благоудобства”, Пестель указывал, что в перспективе ”не должно противиться враждебным чувствами и действиями правильному отдельному существованию народов, могущих пользоваться полной политической независимостью”.

Разрабатывая план реализации ”плана благоудобства” Пестель не мог не считаться с национальными особенностями разных народов. Помимо ”коренного народа русского” (куда он включал также украинцев и белорусов) остальные народы были им подразделены на 10 “разрядов”: ”1) племя финское, 2) племя латышское, 3) племя молдавское, 4)колонисты, в Россию переселенные, 5) народы кочующие, 6) племя татарское, 7) народы кавказские, 8) казаки, 9) восточные народы сибирские и 10) народ еврейские”, отношении которых, считал он, Временным революционным правлением должны быть решены определенные задачи, связанные с будущностью этих народов в составе Российского государства. Эти задачи подробно излагались в ”Русской Правде”. Перед Временным верховным правлением ставилась задача ”окончательного искоренения остатков феодализма”, установленного пришельцами, и утверждения общероссийских порядков. Новые общероссийские гражданские законы, говорилось в проекте, Временное верховного правления обязано распространить на жителей Бесарабии и колонистов юга России и Заволжья. Особо был выделен Пестелем разряд  ”народов кочующих”, ”которые подразделяется им на две категории: занимающихся скотоводством и ”звериной и рыбной ловлей”. С помощью ”кротких мер” и материальной поддержки намечалось в перспективе перевести их на “оседлость”. Для этого же предполагалось посылать к ним миссионеров. Кроме того, планировалось определить “удобнейшие места” для устройства “склада различных потребностей, в коих сии народы нуждаться могут”. Пестель считал, что “сии склады могут со временем в волостные селения обратиться”.

Будущий статус иностранцев в России Пестель определял следующим образом. Он подразделил их на две категории- ”подданных” и ”неподданых”. ”Первые суть те, которые постоянное пребывание в России основали и в подданстве  присягнули. Вторые суть те, которые только на время в Россию приезжают или в подданстве присягнули”. К первой категории он относил остзейских немцев и немцев-колонистов Поволжья и юга России, поляков литовских и белорусских губерний, армян, греков и прочих  ”подданных иноземного происхождения”, обосновавшихся в России. Всем предлагалось сделать выбор: ”желают ли они быть русскими или хотят быть иностранцами”. В случае отказа “быть русскими” они обязаны подать Временному верховному правлению прошения об освобождении от подданства и тем самым перейти во вторую категорию. ”Что же касается до второго разряда, то есть до не подданных иностранцев, то всегда будет Россия всяким гостям рада и  будет им покровительство и всякую любовь оказывать”.

”Право благоудобства”, по мысли Пестеля, должно было служить ”целостности и единству великого государства Российского”, а также ”безопасности границ”. Пестель полагал, что границы России должны быть “раздвинуты” (как дипломатическими, так и военными методами) до ее ”естественных пределов”. Это означало бы закрепление за ней территории Дальнего Востока, части Монголии, ”киргизских земель” (то есть южной части Казахстана и всей Средней Азии), черноморского побережья Кавказа, ”воссоединение с Молдавией”. В то же время он подчеркивал, что Россия - не агрессивное государство, грозящее войной соседям. ”Сильное государство, - указывал Пестель, - опирающееся на народ великий, должно всегда помнить, что могущество дано ему от Проведения не для утеснения соседей, но для действий праведных и согласных с чистой совестью”[23].

В целом, несмотря на отмеченные здесь некоторые черты ограниченности “Русской Правды” Пестеля, обновленные в значительной степени самой эпохой, это был самый радикальный из конституционных проектов, разработанный декабристами, выдающийся документ декабристкой идеологии, вобравший в себя лучшие достижения передовой общественной мысли того времени.

3.“КОНСТИТУЦИЯ” МУРАВЬЕВА

3.1.Система органов государственной власти и административно-территориальное деление по “Конституции”

Теоретической основой программы Н. Муравьева, так же как и П. И. Пестеля, была просветительская философия, а сама программа объективно выражала задачи буржуазно-демократического переустройства страны, но она являлась плодом самостоятельного политического творчества, но основе западноевропейского и американского опыта, и применения его к русской действительности.

Однако если Пестель после 1821г. становится убежденным республиканцем, то Н. Муравьев проделал обратную эволюцию, став сторонником монархического образа правления, ограниченного конституцией, введения высокого имущественного ценза для занятия правительственных должностей. Впрочем, и после 1821г. Н. Муравьев не был последовательным защитником монархической формы правления, допуская правомерность установления республики.

Сохранилось три варианта конституционного проекта Н. Муравьева: найденный у Трубецкого и приложенный к следственному делу, “пущинский” и так называемый “тюремный”. Ни один из этих вариантов, в отличие от “Русской правды” Пестеля, не был обсужден всем Северным обществом, не был проголосован и принят в качестве официальной программы Северного общества и отражал взгляды лишь умеренной группы единомышленников Н. Муравьева. Первая редакция содержит “Вступление” и 13 глав, подразделенных в общей сложности на 93 параграфа. Более обширной по содержанию является вторая редакция, состоящая также из 13 глав, но содержащая уже 134 параграфа. В третьем варианте отсутствует подразделение на главы и параграфы, но выделены заголовками 15 вопросов о новых центральных и местных органах власти, о преобразовании полиции и судебных органов, а также о порядке изменения конституции.

Рассмотрим содержание конституционного проекта Н. М. Муравьева с учетом тех изменений, которые им вносились в каждую редакцию.

Принципиальное значение имеет ярко, эмоционального написанное “Вступление” к первому варианту  проекта. Во “Вступлении” говорится: ”Опыт всех народов и времен  доказал, что власть самодержавная равно гибельна для правителей и для общества, что она не согласна ни с правилами святой веры нашей, ни с началами здравого рассудка. Нельзя допустить основанием Правительства произвол одного человека; невозможно согласиться, чтобы все права находились на одной стороне, а все  обязанности на другой. Слепое повиновение может быть основано только на страхе и не достойно ни разумного правителя, ни разумных исполнителей. Ставя себя выше законов, государи забыли, что они в таком случае вне законов, вне человечества! Что невозможно им ссылаться на законы, когда дело идет о них самих. Одно из двух: или они справедливы тогда к чему же не хотят и сами подчиняться оным, или он несправедливы тогда зачем хотят подчинять их другим. Все народы европейские достигают законов и свободы. Более всех их народ русский заслуживает и то и другое”[24].

Итак, основными принципами, изложенными во “Вступлении” к Конституции, являются суверенитет народа, верховенство закона (в данном случае конституции) и необходимость федеративного устройства для такого обширного государства, как Россия. Эти положения и нашли свое развернутое воплощение в Конституции Н. Муравьева.

Конституция Н. Муравьева провозглашает: ” Русский народ, свободный и независимый, не есть и не может быть принадлежностью никакого лица и никакого семейства”; “Источник верховной власти есть народ, которому принадлежит исключительное право делать основные постановления для самого себя”. В этих статьях нашло свое выражение одно из основных положений естественного права - право народа самому устанавливать законы и определять тот образ правления, какой ему наиболее подходит и какой защищает его права и свободы.

Согласно проекту Н. Муравьева, будущая Россия должна представлять собой федеративное государство - он был сторонником государственного устройства Северо-Американских Штатов. Империя делилась на отдельные федеральные единицы, обладающие определенной автономией. В заключительной части “Вступления” к первому варианту проекта определены следующие взаимоотношения центральной власти и этих административных единиц: ”Под надзором государя одно законодательное Собрание находится в столице и делает все распоряжения, общие для всего государства; частные распоряжения, касающиеся до областей, представлены областным законодательным собраниям, образованным наподобие Столичного, и таким образом достигается благосостояние целого и частей”[25].

Федеративное устройство в такой обширной стране, как Россия, по мнению Н. Муравьева, явится противодействием чрезмерному усилению центральной власти, которая в централизованном государстве неизбежно выльется в деспотическое правление. Федерация гарантирует страну от деспотии, обеспечит сохранение свобод граждан.

Н. Муравьев проводит строгое разделение власти - на законодательную, исполнительную и судебную. Согласно Конституции, высшим законодательным органом власти в федерации является двухпалатное Народное вече, состоящее из Верховной думы (верхней палаты) и Палаты народных представителей (нижней палаты). В Верхнюю думу избираются по три депутата от каждой державы и по два депутата от области, то есть 45 депутатов согласно первому варианту и 42- по второму. В Палату народных представителей избираются по одному депутату от 50 тысяч жителей мужского пола (по расчету Н. Муравьева – всего 456 депутатов). Депутаты в обе палаты избираются на шестилетний срок, при  этом каждые два года 1/3 депутатов переизбирается. Народному вече предоставляется право законодательной инициативы, объявление войны и заключения мира, заключение других договоров с иностранными государствами, принятие решения о предания государственных чиновников (право импичмента).

Заседание палат в Народном вече и Державном вече является открытыми, содержание дебатов должно публиковаться в особых бюллетенях, за исключением тех вопросов, которые будут признаны составляющие государственную тайну. Депутаты обладают депутатской неприкосновенностью: взять под стражу и предать суду депутата можно лишь с согласия той палаты, членом которой он является, но ни в коем случае не во время заседания палаты или по пути в город, где проходят заседания законодательного органа, или же во время возвращения оттуда. Депутаты пользуются полной свободой выражения своего мнения (“Члены не отвечают за мнения, обнаруженные в палате, никто, нигде не вправе тревожить их и требовать от них объяснений сказанного ими во время их законодательного служения”[26]). В период службы в палатах депутаты получают денежные вознаграждение, им оплачивается и их транспортные расходы.

Высшая исполнительная власть в федерации принадлежит императору. Функции и прерогативы его как главы исполнительной власти наиболее детально разработаны во втором варианте проекта Н. Муравьева. Подчеркивается, что Россия- “общество людей свободных”, а не “отчизна императора”: “императорское звание учреждено наследственным для удобства, а не потому, чтобы оно было в самом было семейственным состоянием”[27]. Император объявляется “верховным чиновником Российского правительства”. Власть его наследственна - по прямой линии от отца к сыну, “но не от тестя к зятю”. Женщины не имеют права на престол. Всякий законопроект должен читаться три раза в каждой палате. Чтения должны были быть разделены, оп крайней мере, тремя днями, посвящаемые обсуждению закона. Одобренный Народным вече, законопроект  требует утверждения его императором. Если император утвердит его или в течение 10 дней не возвратит обратно, то он получает силу закона. Кроме того, император имеет право отлагательного вето. Но если этот законопроект после вторичного его чтения в законодательных палатах вновь будет одобрен двумя третями голосов, то он получает силу закона. Император назначает “глав” (управляющих) “приказов” (министерств): “1) главу Казначейского приказа (министра финансов), 2) главу Приказа Сухопутных сил (министра военного), 3) главу Приказа морских сил (морского министра), 4) главу Приказа внешних сношений. Хотя император является “верховным начальником” сухопутных, морских и внутренних сил государства, однако он не может ни начинать войны, ни заключать мира; использовать эти силы для подавления “возмущений” внутри государства без санкции Народного вече. Ему предоставляется также право вести переговоры с иностранными государствами, заключать трактаты ”с совета и согласия Верховной думы”, назначать послов и консулов в другие государства, принимать послов и других ”уполномоченных” от ”иностранных правительств”, с согласия Верховной думы назначать судей “верховных судебных мест”, назначать чиновников. Император в случае переговоров с другими государствами или суда имеет право созывать обе палаты Народного вече. Ему дается титул “Его императорское величество”. Совершеннолетним считается достижение им 18-летнего возраста. Императору запрещается покидать пределы России, дабы он не “сделался орудием злоумышлении против нее”. Выезд императора из России автоматически влечет отречение его от престола. Все назначаемые императором чиновники, главы приказов, а также и “временный правитель” (регент) (назначенный высшим законодательным органом) могут быть смещены со своих должностей Народного вече, “если уличены будут в измене, расхищении общественной казны или сделали еще какие-либо преступления и, наконец, ежели окажутся неспособными”[28]. В случае преступлений уголовного характера Народное вече должно отдать его под суд. Таким образом, Народное вече имело право импичмента, как в английском парламенте.

Исполнительная власть в державе вручается держаному правителю, его наместнику совету. Державные правители избираются Народным вечем на три года из списков лиц, предоставленных на эту должность Державным вече. Державный правитель так же, как и император, утверждает принятые Державным вече принятые Державным вече законопроекты, может вернуть их на вторичное рассмотрение, отсрочить заседание его палат до трех месяцев; он также ”начальствует земским войскам своей державы”, но не может, “даже в случае возмущения, велеть земскому войску действовать против” жителей своей державы, пока Державное вече не издаст закона о военном положении в державе.

3.2 Избирательное право

При этом он выделял две категории гражданства - пассивное, к которому относил право выбирать депутатов в представительные органы управления и должностных лиц, и активное- право “быть избранным в какое-либо общественное звание по законодательной, исполнительной или судебной власти”.

Гражданство первой категории, полагал Н. Муравьев, должно удовлетворять следующим условиям: возрастной ценз (“не менее 21 года возраста”), ценз оседлости (“известное и постоянное местопребывание”, кочевники не имели избирательного права), ”здравие ума”, ”личная и по имению независимость”, ”исправность платежа общественных повинностей”, ”непорочность пред Законом”[29], женщины, как и у Пестеля, к выборам не допускались, имущественный ценз- иметь личную собственность в размере: недвижимую на 500 рублей или движимую на 1 тысячу серебром. Таким образом, малоимущие слои населения не могли быть включены в эту категорию гражданства. Но вместе с тем предполагалось, что любой ”природный житель государства Российского”, который своими трудами составил себе ”требуемое состояние”, при наличии прочих условий мог быть включен в категорию граждан.

Российское гражданство, указывалось в проекте, может обрести и иностранец, если он, помимо указанных выше условий, прожил в России не менее 7 лет (или он родился в России). Для получения российского гражданства он должен подать российскому правительству ходатайство об этом и отказаться от гражданства своей страны. Остальным иностранцам, проживающим  в России, запрещается занимать любую официальную должность или военную должность, даже “служить рядовым в войске российском”/1, с.57/. По истечении 20 лет (после революционного переворота) для получения гражданства предполагалась ввести для всех и образовательный ценз: ”Никто, не обучившийся русской грамоте, не может быть признан гражданином”[30].

Для получения активного гражданства, то есть занятия государственных должностей по выбору или по назначению, в проекте устанавливался довольно высокий имущественный ценз, причем чем выше должность, тем более высокий ценз ей соответствовал. Сообразно размерам движимого и недвижимого имущества, полагал Муравьев, следует составлять четыре списка граждан: 1-й включает владеющих недвижимым имуществом на 30 тысяч или движимым на 60 тысяч рублей серебром, 2-й- соответственно 15 и 30 тысяч, 3-й- 2 тысячи и 4 тысячи, 4-й- 500 рублей и  1 тысяча рублей соответственно. Как видим, для владельцев недвижимой собственности (в основном земельных собственников, а ими были помещики) имущественный ценз понижался вдвое, то есть они имели бы двойное преимущество перед владельцами движимости - денежных средств, которыми обладала в основном нарождающаяся русская буржуазия.

Отметим, что  в Конституции Н. Муравьева предусматривалось участие в выборах бывших казенных и удельных крестьян. Им было предоставлено двухстепенное избирательное право без требования имущественного ценза и они составляли категорию “общих владельцев”. “Общие владельцы не имеют права каждый лично участвовать в выборе тысяцкого, народных представителей и других чиновников, но все общество на сходке имеет право назначить одного избирателя с каждых 500 жителей мужского пола, и сии избиратели, назначенные общими владельцами, подают голоса наравне с гражданами, как уполномоченные целого общества ”/1,с.34/. Все это крайне сильно ограничивало участие в политическое деятельности подавляющего по численности сословия крестьян. Устанавливаемый Н. Муравьевым высокий имущественный ценз для участия в выборах и занятия должностей подвергался острой критике не только со стороны Пестеля и его единомышленников, но и членов Северного общества.

Во втором и третьем вариантах своей Конституции Н. Муравьев хотя и снизил вдвое размер имущественного ценза при занятии должностей и снял его с избирателей, однако сам цензовый принцип остался неизменным. Этот принцип обеспечивал политическое господство торгово-промышленной и аграрной буржуазии, причем с преимуществом крупных земельных собственников.

3.3 Решение крестьянского вопроса

Защита интересов землевладельцев-помещиков наиболее полно отразилась в решение Н. Муравьевым аграрно-крестьянского вопроса. “Земли помещиков остаются за ними”, -определенно заявлял Н. Муравьев. Что касается проблемы освобождения помещичьих крестьян, то, согласно первому варианту проекта, им предоставлялась только личная свобода, а также право переход к другому владельцу земли, но при этом крестьяне обязаны были выплатить  своим бывшим помещикам “вознаграждение за прерывание в порядке получения доходов с возделываемой поселянами земли”. Таким образом, согласно проекту Н. Муравьева, помещик в лице крестьянина получал рабочую силу, экономически прикрепленную к району землевладельческого имения. Вознаграждение со стороны крестьянина за уход от владельца- замаскированный выкуп личности. Н. Муравьев не только обезземеливал крестьянство, но и не устранял и внеэкономического принуждения: создавая внешнюю видимость свободного договора, он сохранял, хотя и в смягченной форме, юридическую преграду свободному переходу. Это правило распространялась и на арендные имения: размеры крестьянских платежей и работ должны были воспроизводить прежние размеры крепостного оброка или прежнюю барщину. Безземельный вариант освобождения крестьян встретил сильные возражения не только со стороны Пестеля, но и многих членов Северного общества. В следующих вариантах своего проекта Н. Муравьев сделал некоторые уступки освобождаемым крестьянам. Второй вариант предусматривал выделение крестьянину в собственность двора с живым и мертвым инвентарем и усадебной землей. По третьему варианту крестьянам помимо усадьбы предоставлялся и небольшой участок полевой земли в размере двух десятин на двор “для оседлости их”, что также заставляло освобожденного крестьянина идти в кабалу к своему прежнему владельцу.

Однако следует добавить, что государственные и удельные крестьяне, а также военные поселяне после упразднения военных поселений получили бы, согласно проекту, все те земли, которыми они владели прежде, то есть оказались бы в более выгодном положение, нежели бывшие помещичьи крестьяне.

Первоначально, согласно Конституции Н. Муравьева, земля предоставлялась крестьянам всех категорий в общинную собственность. Впоследствии она должна была перейти в собственность каждого отдельного двора. Данный вариант во многом напоминает крестьянскую реформу 1861 года и издержки проекта Н. Муравьева были бы также, как я думаю, сходны, если бы этот план удалось осуществить.

Сокращению подвергалась в проекте царское землевладение. Земли удела (принадлежащие царскому дому) переходили удельным крестьянам, но так называемые “кабинетные земли” (находившиеся в личной собственности самого царя) оставались неприкосновенными. Проект Н. Муравьев не ущемлял церковного и монастырского землевладения. “Церковные земли остаются навсегда за ними”, указывается во всех вариантах его Конституции.

3.4. Преобразования в сфере прав человека

 Как и “Русской Правде” Пестеля, в проекте Муравьева весьма радикально решался вопрос о введение демократических свобод и правах личности. Полностью упразднялись все сословные ограничения, названия и сословия однодворцев, мещан, дворян, именитых граждан заменяются на название гражданина и русского.

Отменялась петровская “Табель о рангах”, упразднялись ремесленные цехи и купеческие гильдии как остатки средневековья и стесняющие торгово-промышленное предпринимательство (“всякий имеет право заниматься тем промыслом, который покажется ему выгоднейшим”[31]). Провозглашалось свобода слова и печати: “Всякий имеет право излагать свои мысли и чувства невозбранно и сообщать оные посредством печати своим соотечественникам”[32]. Всякая цензура также упразднялась. Предусматривалась, чтобы в случае злоупотребления печатным словом виновный отвечал только перед судом присяжных. В отличии от проекта Пестеля, категорически запрещающего “заводить частные общества”, Н. Муравьев провозглашал: ”Граждане имеют право составить всякого рода общества и товарищества, не испрашивая о том ни у кого позволения, ни утверждения, лишь только действия оных не были противозаконными”[33].

Гражданам предоставляется право обращаться “со своими жалобами и желаниями” во все официальные учреждения - вплоть до Народного веча и императора. В Конституции провозглашалась свобода совести: “Никто не может быть обеспокоиваем в отправлении своего богослужения по совести и чувствам своим, лишь бы только не нарушал законов природы и нравственности”[34].

Конституция Никиты Муравьева в большей степени, нежели “Русская Правда” Пестеля, несла на себе печать непоследовательности ограниченности. Тем не менее это - глубоко прогрессивный документ революционного преобразования тогдашней крепостной России, направленный на решительную ломку феодально - абсолютистских порядков и предусматривавший достаточно широкие для того времени демократические преобразования. Вот почему несмотря на критику отдельных положений этого проекта (в частности, имущественного ценза, решения аграрного вопроса)  членами Северного общества, проект Н. Муравьева не встретил принципиального неприятия как со стороны петербургских, так и московских декабристов. Предлагаемые ими поправки и дополнения не затрагивали важнейших основ Конституции Н. Муравьева.

И все-таки, Н. Муравьев не был последовательным сторонником конституционной монархии, он допуска и республиканскую форму правления. Да и конституционный проект его легко можно было трансформировать в республиканский, передав функции императора избираемому на определенный срок президенту. Конституция Н. Муравьева была монархической с формально-правовой точки зрения, но республиканской по своему внутреннему содержанию. Идея наследственной монархии была внесена в республиканское построение не из принципиальных соображений, а из особых тактических расчетов: она обеспечивала неразрывное преемство законно существующей власти и оставляла нетронутыми традиционные чувства повиновения и порядка.

4. Восстание на Сенатской площади.

(Использованы материалы:

В.И. Буганов, П.Н. Зырянов “История России”

В.А. Дьяков “Освободительное движение в России 1825-1861гг.”)

   Невозможно понять, что произошло 14 декабря 1825 г. на Сенатской площади, если не знать, что же именно было задумано декабристами, на каком плане они остановились, что именно надеялись совершить.

   События обогнали декабристов и вынудили их выступить раньше тех сроков, которые были ими определены. Всё резко изменилось поздней осенью 1825 г.

   В ноябре 1825 г. неожиданно умер вдали от Петербурга, в Таганроге, император Александр I. Сына у него не было, и наследником престола являлся его брат Константин. Но женатый на простой дворянке, особе не царской крови, Константин по правилам престолонаследия не мог бы передать престол своим потомкам и поэтому отрёкся от престола. Наследником Александра I должен был стать следующий брат, Николай - грубый и жестокий, ненавидимый в армии. Отречение Константина держали в тайне - о нём знал лишь самый узкий круг членов царской семьи. Необнародованное при жизни императора отречение не получило силы закона, поэтому наследником престола продолжал считаться Константин; он воцарился после смерти Александра I, и 27 ноября население было приведено к присяге Константину.

   Формально в России появился новый император - Константин I. В магазинах уже выставили его портреты, успели даже отчеканить несколько новых монет с его изображением. Но Константин престола не принимал, одновременно не желал и формально отрекаться от него в качестве императора, которому уже принесена присяга.

   Создалось двусмысленное и крайне напряжённое положение междуцарствия. Николай, боясь народного возмущения и ожидая выступления тайного общества, о котором уже был осведомлён шпионами-доносчиками, решился, наконец, объявить себя императором, так и не дождавшись от брата формального акта отречения. Была назначена вторая присяга, или, как говорили в войсках, “переприсяга”, - на этот раз уже Николаю I. Переприсяга в Петербурге была назначена на 14 декабря.

   Декабристы ещё при создании своей организации приняли решение выступить в момент смены императоров на престоле. Этот момент теперь и наступил. В то же время декабристам стало известно, что они преданы, - доносы предателей Шервуда и Майбороды уже лежали на столе у императора; ещё немного - и начнётся волна арестов.

   Члены тайного общества приняли решение выступать.

   До этого на квартире Рылеева был разработан следующий план действия. 14 декабря, в день переприсяги, на площадь выйдут революционные войска под командованием членов тайного общества. Диктатором восстания был выбран гвардии полковник князь Сергей Трубецкой. Войска, отказывающиеся присягать, должны выйти на Сенатскую площадь. Почему именно на Сенатскую? Потому что тут находится Сенат, тут сенаторы утром 14 декабря будут присягать новому императору. Силой оружия, если не захотят добром, надо не допустить сенаторов до присяги, заставить их объявить правительство низложенным и издать революционный Манифест к русскому народу. Это - один из важнейших документов декабризма, поясняющий цель восстания. Сенат, таким образом, волей революции включался в план действий восставших.

   В революционном Манифесте объявлялось “уничтожение бывшего правления” и учреждение Временного революционного правительства. Объявлялось о ликвидации крепостного права и об уравнении всех граждан перед законом; объявлялись свобода печати, вероисповедания, занятий, введение гласного суда присяжных, введение всеобщей воинской повинности. Все правительственные чиновники должны были уступить место выборным лицам.

   Было решено, что как только восставшие войска блокируют Сенат, в котором сенаторы готовятся к присяге, в помещение Сената войдёт революционная делегация в составе Рылеева и Пущина и предъявит Сенату требование не присягать новому императору Николаю I, объявить царское правительство низложенным и издать революционный Манифест к русскому народу. Одновременно гвардейский морской экипаж, Измайловский полк и конно-пионерный эскадрон должны были с утра двинуться на Зимний дворец, захватить его и арестовать царскую семью.

   Затем созывался Великий собор - Учредительное собрание. Оно должно было принять окончательное решение о формах ликвидации крепостного права, о форме государственного устройства России, решить вопрос о земле. Если Великий собор решит большинством голосов, что Россия будет республикой, одновременно принималось бы решение и о судьбе царской семьи. Часть декабристов придерживалась мнения, что возможно изгнание её за границу, часть склонялась к цареубийству. Если же Великий собор придёт к решению, что Россия будет конституционной монархией, тогда из состава царствующей семьи намечался конституционный монарх.

   Командование войсками при захвате Зимнего дворца было поручено декабристу Якубовичу.

   Было решено также захватить и Петропавловскую крепость - главный военный оплот царизма в Петербурге, превратить её в революционную цитадель декабристского восстания.

   Кроме того, Рылеев просил декабриста Каховского рано утром 14 декабря проникнуть в Зимний дворец и, совершая как бы самостоятельный террористический акт, убить Николая. Тот сначала было согласился, но потом, обдумав положение, не захотел быть террористом-одиночкой, действующим якобы вне планов общества, и рано утром отказался от этого поручения.

   Через час после отказа Каховского к Александру Бестужеву приехал Якубович и отказался вести матросов и измайловцев на Зимний дворец. Он боялся, что в схватке матросы убьют Николая и его родственников и вместо ареста царской семьи получится цареубийство. Этого Якубович не хотел брать на себя и предпочёл отказаться. Тем самым резко нарушался принятый план действий, и положение осложнялось. Задуманный план начал рушиться ещё до рассвета. Но медлить было нельзя: рассвет наступал.

   14 декабря офицеры - члены тайного общества ещё затемно были в казармах и вели агитацию среди солдат. Перед солдатами Московского полка выступил Александр Бестужев. От присяги новому царю солдаты отказались и приняли решение идти на Сенатскую площадь. Полковой командир Московского полка барон Фредерикс хотел было помешать выходу из казарм восставших солдат - и упал с разрубленной головой под ударом сабли офицера Щепина-Ростовского. С развевающимся полковым знаменем, взяв боевые патроны и зарядив ружья, солдаты Московского полка (около 800 человек) первыми пришли на Сенатскую площадь. Во главе этих первых в истории России революционных войск шёл штабс-капитан лейб-гвардии драгунского полка Александр Бестужев. Вместе с ним во главе полка шли его брат, штабс-капитан лейб-гвардии Московского полка Михаил Бестужев и штабс-капитан того же полка Дмитрий Щепин-Ростовский.

   Полк построился в боевом порядке в форме каре (боевого четырёхугольника) около памятника Петру I. Было 11 часов утра. К восставшим подскакал петербургский генерал-губернатор Милорадович, стал уговаривать солдат разойтись. Момент был очень опасен: полк пока был в одиночестве, другие полки ещё не подходили, герой 1812 г. Милорадович был широко популярен и умел говорить с солдатами. Только что начавшемуся восстанию грозила большая опасность. Милорадович мог сильно поколебать солдат и добиться успеха. Нужно было во что бы то ни стало прервать его агитацию, удалить его с площади. Но, несмотря на требования декабристов, Милорадович не отъезжал и продолжал уговоры. Тогда начальник штаба восставших декабрист Оболенский штыком повернул его лошадь, ранив графа в бедро, а пуля, в этот же момент пущенная Каховским, смертельно ранила генерала. Опасность, нависшая над восстанием, была отражена.

   Избранная для обращения к Сенату делегация - Рылеев и Пущин - ещё рано утром отправилась к Трубецкому, который перед этим сам заходил к Рылееву. Выяснилось, что Сенат уже присягнул, и сенаторы разъехались. Оказалось, что восставшие войска собрались перед пустым Сенатом. Таким образом, первая цель восстания не была достигнута. Это была тяжёлая неудача. От плана откалывалась ещё одно задуманное звено. Теперь предстоял захват Зимнего дворца и Петропавловской крепости.

   О чём именно говорили Рылеев и Пущин в это последнее свидание с Трубецким - неизвестно, но, очевидно, они договорились о каком-то новом плане действий, и, придя затем на площадь, были уверены, что Трубецкой сейчас придёт туда же, на площадь, и приступит к командованию. Все нетерпеливо ждали Трубецкого.

   Но диктатора всё не было. Трубецкой изменил восстанию. На площади складывалась обстановка, требовавшая решительных действий, а на них-то и не решался Трубецкой. Он сидел, терзаясь, в канцелярии Генерального штаба, выходил, выглядывал из-за угла, много ли собралось войск на площади, прятался вновь. Рылеев искал его повсюду, но не мог найти. Члены тайного общества, избравшие Трубецкого диктатором и доверявшие ему, не могли понять причины его отсутствия и думали, что его задерживают какие-то причины, важные для восстания. Хрупкая дворянская революционность Трубецкого легко надломилась, когда пришёл час решительных действий.

   Неявка избранного диктатора на площадь к войскам в часы восстания - случай беспрецедентный в истории революционного движения. Диктатор предал этим и идею восстания, и товарищей по тайному обществу, и пошедшие за ними войска. Эта неявка сыграла значительную роль в поражении восстания.

   Восставшие долго выжидали. Несколько атак, предпринятых по приказу Николая конной гвардией на каре восставших, были отбиты беглым ружейным огнём. Заградительная цепь, выделенная из каре восставших, разоружала царских полицейских. Этим же занималась и “чернь”, находившаяся на площади.

   За оградой строившегося Исаакиевского собора располагались жилища строительных рабочих, для которых было заготовлено много дров на зиму. Посёлок в народе называли “Исаакиевской деревней”, оттуда и летело в царя и его свиту немало камней и поленьев.

   Мы видим, что войска были не единственной живой силой восстания 14 декабря: на Сенатской площади в этот день был ещё один участник событий - огромные толпы народа.

   Общеизвестны слова Герцена - “декабристам на Сенатской площади не хватало народа”. Понимать эти слова надо не в том смысле, что народа вообще не было на площади, - народ был, а в том, что декабристы не сумели опереться на народ, сделать его активной силой восстания.

   Любопытно впечатление современника о том, как “пусто” в этот момент было в прочих частях Петербурга: “Чем далее отходил я от Адмиралтейства, тем менее встречал народа; казалось, что все сбежались на площадь, оставив дома свои пустыми” . Очевидец, фамилия которого осталась неизвестной, рассказывал: “Весь Петербург стекался на площадь, и первая адмиралтейская часть вмещала в себе 150 тыс. человек, знакомые и незнакомые, приятели и враги забывали свои личности и собирались в кружки, рассуждали о предмете, поразившем их взоры”.

   Преобладало “простонародье”, “чёрная кость” - ремесленники, рабочие, мастеровые, крестьяне, приехавшие к барам в столицу, были купцы, мелкие чиновники, ученики средних школ, кадетских корпусов, подмастерья... Образовались два “кольца” народа. Первое состояло из пришедших пораньше, оно окружало каре восставших. Второе образовалось из пришедших позже - их жандармы уже не пускали на площадь к восставшим, и “опоздавший” народ толпился сзади царских войск, окруживших мятежное каре. Из этих пришедших “позже” и образовалось второе кольцо, окружившее правительственные войска. Заметив это, Николай, как видно из его дневника, понял опасность этого окружения. Оно грозило большими осложнениями.

   Основным настроением этой огромной массы, которая, по свидетельствам современников, исчислялась десятками тысяч человек, было сочувствие восставшим.

   Николай сомневался в своём успехе, “видя, что дело становится весьма важным, и не предвидя ещё, чем кончится”. Он распорядился заготовить экипажи для членов царской семьи с намерением “выпроводить” их под прикрытием кавалергардов в Царское Село. Николай считал Зимний дворец ненадёжным местом и предвидел возможность сильного расширения восстания в столице. В дневнике он писал, что “участь бы наша была более чем сомнительна”. И позже Николай много раз говорил своему брату Михаилу: “Самое удивительное в этой истории - это то, что нас с тобой тогда не пристрелили”.

   В этих условиях Николай и прибег к посылке для переговоров с восставшими митрополита Серафима и киевского митрополита Евгения. Мысль послать митрополитов для переговоров с восставшими пришла Николаю в голову как способ пояснить законность присяги ему, а не Константину через духовных лиц, авторитетных в делах присяги. Казалось, кому лучше знать о правильности присяги, как не митрополитам? Решение ухватиться за эту соломинку укрепилось у Николая тревожными вестями: ему сообщили, что из казарм выходят лейб-гренадеры и гвардейский морской экипаж для присоединения к “мятежникам”. Если бы митрополиты успели уговорить восставших разойтись, то новые полки, пришедшие на помощь восставшим, нашли бы уже основной стержень восстания надломленным и сами могли бы выдохнуться.

   Но в ответ на речь митрополита о законности требуемой присяги и ужасах пролития братской крови “мятежные” солдаты стали кричать ему из рядов, по свидетельству дьякона Прохора Иванова: “Какой ты митрополит, когда на двух неделях двум императорам присягнул... Не верим вам, пойдите прочь!..” Внезапно митрополиты ринулись бегом влево, скрылись в проломе загородки Исаакиевского собора, наняли простых извозчиков (в то время как справа, ближе к Неве, их ждала дворцовая карета) и объездом вернулись в Зимний дворец. Почему произошло это внезапное бегство священнослужителей? К восставшим подходило два новых полка. Справа, по льду Невы, поднимался, пробиваясь с оружием в руках через войска царского окружения, полк лейб-гренадёр (около 1250 человек). С другой стороны вступали на площадь ряды моряков - почти в полном составе гвардейский морской экипаж - свыше 1100 человек, всего не менее 2350 человек, т.е. сил прибыло в общей сложности более чем втрое по сравнению с начальной массой восставших московцев (около 800 человек) , а в целом число восставших увеличилось вчетверо. Все восставшие войска были с оружием и при боевых патронах. Все были пехотинцами. Артиллерии у них не было.

   Но момент был упущен. Сбор всех восставших войск произошёл спустя два с лишним часа после начала восстания. За час до конца восстания декабристы выбрали нового “диктатора” - князя Оболенского, начальника штаба восстания. Он трижды пытался созвать военный совет, но было уже поздно: Николай успел взять инициативу в свои руки. Окружение восставших правительственными войсками, более чем вчетверо превосходящими восставших по численности, было уже завершено. По подсчётам Габаева, против 3 тыс. восставших солдат было собрано 9 тыс. штыков пехоты, 3 тыс. сабель кавалерии, итого, не считая вызванных позже артиллеристов (36 орудий), не менее 12 тыс. человек. Из-за города было вызвано и остановлено на заставах в качестве резерва ещё 7 тыс. штыков пехоты и 22 эскадрона кавалерии, т.е. 3 тыс. сабель; иначе говоря, в резерве стояло на заставах ещё 10 тыс. человек.

   Короткий зимний день клонился к вечеру. Уже было 3 часа дня, и стало заметно темнеть. Николай боялся наступления темноты. В темноте народ, скопившийся на площади, повёл бы себя активнее. Более всего Николай боялся, как позже сам записал в своём дневнике, чтобы “волнение не сообщилось черни”.

  

Николай приказал стрелять картечью.

   Первый залп картечью был дан выше солдатских рядов - именно по “черни”, которая усеяла крышу Сената и соседних домов. На первый залп картечью восставшие отвечали ружейным огнём, но потом под градом картечи ряды дрогнули, заколебались - началось бегство, падали раненые и убитые. Царские пушки стреляли по толпе, бегущей вдоль Английской набережной и Галерной. Толпы восставших солдат бросились на невский лёд, чтобы перебраться на Васильевский остров. Михаил Бестужев попытался на льду Невы вновь построить солдат в боевой порядок и идти в наступление. Войска построились. Но ядра ударялись о лёд - лёд раскалывался, многие тонули. Попытка Бестужева не удалась.

   К ночи всё было кончено. Царь и его клевреты всячески преуменьшали число убитых, - говорили о 80 трупах, иногда о сотне или двух. Но число жертв было гораздо значительнее - картечь на близком расстоянии косила людей. По документу чиновника статистического отделения Министерства юстиции С. Н. Корсакова мы узнаём, что 14 декабря было убито 1271 человек, из них “черни” - 903, малолетних - 19.

   В это время на квартире Рылеева собрались декабристы. Это было их последнее собрание. Они договорились лишь о том, как держать себя на допросах. Отчаянию участников не было границ: гибель восстания была очевидна.

5.КНЯЗЬ СЕРГЕЙ ПЕТРОВИЧ ТРУБЕЦКОЙ

(Как можно говорить о декабризме и не выделить ни одного из видных представителей этого движения?)

Князь Сергей Петрович Тру­бецкой может по праву считаться и одним из первых декабристов. Один из самых знатных людей России, потомок великого князя Литовского Гедимина был активным членом уже Союза спасения, играл видную роль в Союзе благоденствия, в Северном обществе.

Репутации Трубецкого серьезно повредило его поведение в ро­ковой день 14 декабря. Избранный диктатором восстания, актив­нейшим образом готовивший его, Трубецкой, как известно, не вы­шел на Сенатскую площадь. В показаниях ряда декабристов (в том числе К. Ф. Рылеева) именно на Трубецкого возлагалась вина за трагические события 14 декабря. Между тем внимательный ана­лиз поведения Трубецкого, предпринятый в новейших исследова­ниях, убеждает, что дело обстояло не так просто. Отсутствие Тру­бецкого на площади объясняется не его «либеральной ограниченностью» или нерешительностью, но расчетом серьезного военного и политика. План, по которому должно было проходить восстание и на который давал согласие Трубецкой, предполагал предвари­тельный захват дворца (с арестом царской фамилии) и Петропав­ловской крепости и лишь последующий захват Сената; предполагал введение в дело куда большего количества войск, чем удалось под­нять декабристам. Трубецкой должен был не командовать на пло­щади, но осуществлять политическое и стратегическое руководство восстанием. Поутру 14-го числа он предупреждал Рылеева о бессмыс­ленности выступления малыми силами. Срыв первоначального плана, происшедший в основном по вине Булатова и Якубовича, которые должны были осуществить захват дворца и крепости, поставил Тру­бецкого в трудное положение. Он в отличие от Рылеева не верил в «революционную импровизацию» и потому не видел реального выхода из сложившейся ситуации[35].

День 14 декабря остался тяжкой ношей для совести Трубецко­го. Возможно, именно события этого дня объясняют особую экзаль­тированность декабриста во время следствия, безудержность его покаяний (хотя здесь очень трудно делать выводы; «антагонист» Трубецкого — плебей и демократ Горбачевский, человек очень большого личного мужества, на следствии тоже впал в состояние, близ­кое к отчаянию). Заметим, однако, что на каторге и поселении Тру­бецкой   пользовался   любовью   и   уважением    декабристов,   попреки в его адрес уже не звучали. И  надо думать, сказались тут не толь­ко такт и гуманность товарищей  по несчастью, но и  их  умение по­нять сложность положения Трубецкого, прочувствовать его позицию. Трубецкой  был   человеком   «теоретического  склада»,   что  сказа­лось и в его поведении  14 декабря, и  в его мемуарах, словно стоя­щих   на   грани   политического   трактата   и   автобиографии.   История тайных  обществ  и  события   14  декабря даны  в  ауре   общего  поли­тического хода дел. Трубецкой был лучше других декабристов осве­домлен  о том,  что  в  дни  междуцарствия  происходило  «в  верхах», и эти страницы его мемуаров весьма ценны как исторический источ­ник. Одним  из  первых  Трубецкой понял   и осмыслил  политическую законность   выступления   14   декабря   (особая   ситуация   междуцар­ствия, сложная  придворная  борьба, за  которой стояло плохо скры­тое равнодушие к  судьбе страны,   потенциальная    опасность  «неор­ганизованного»   переворота,   в   духе   тех,   что    совершала    гвардия в XVIII  веке).  Политическая  законность   организованного выступ­ления подспудно противопоставляется тому сумбуру, что имел место в  реальности:   теория    и  практика    не   сходятся.    Характерно,    что в «Записках» Трубецкой фактически минует самый день 14 декабря, не дает анализа  своего поведения.   Несомненно,   умолчание  свиде­тельствует о  том,  насколько  сложным   оставался этот   вопрос  для бывшего диктатора и в эпоху работы над мемуарами.

Беззаконно, с точки зрения Трубецкого, и следствие, проводимое Николаем I, по сути дела, венчающее «разлад», характеризующий все междуцарствие и день восстания. Стихии «неправильного» мятежа и полицейской логике победителей в «Записках» Трубецкого проти­востоит просветительская идея Закона, неразрывно связанная с иде­ей личного достоинства политического деятеля. Сличение текста «Записок» с показаниями Трубецкого следственному комитету сви­детельствует о том, что в воспоминаниях автор идеализировал свое поведение[36]. Здесь сказалось не только стремление «обелить себя», но и желание утвердить некий нравственный идеал. Трубецкой раз­мышляет над тем, как следовало бы вести себя «человеку долга и закона» в обстоятельствах, самое понятие законности отри­цающих.

Равным образом частые указания Трубецкого на законность, органичность, историческую необходимость деятельности тайных об­ществ отнюдь не означают его «поправения». Это особого рода идео­логия и особого рода политический язык: «законность» вовсе не озна­чает идеи компромисса с властью, с определенной точки зрения законным может полагаться и цареубийство. Именно проведение идеи «законности» тайных обществ (и соответственно «беззаконно­сти» расправы с ними правительства) составило стержень «Писем из Сибири» и других сочинений М. С. Лунина — сочинений, стоив­ших нераскаянному декабристу второго каторжного заключения, а возможно, и жизни.

6.ИТОГИ И ПРИЧИНЫ ПОРАЖЕНИЯ.

    Причинами   поражения   декабристов   являлись   неподготовленность   и несогласованность действий, отсутствие работы по пропаганде  своих  взглядов в разных слоях  общества,  неподготовленность  общества  к  преобразованиям, которые пытались осуществить восставшие.

    Я же выделяю еще одну причину,  которую,  на  мой  взгляд,  несправедливо обделили вниманием. Мне кажется, что  присутствие такой личности как Пестель могло коренным образом изменить ход  восстания  на  Сенатской площади. Этот человек имел способность к побуждению масс (не  случайно  ведь он в столь молодом возрасте дослужился до полковника),  и,  возможно,  сумел бы  привлечь  большее  количество   воинских   подразделений   и   грамотнее распорядиться ими. Но за день  до  этого  он  был  арестован,  и  руководили восстанием люди, несопоставимые с  ним  по  силе  духа,  верности  идее,  за редким исключением.

    До  декабристов  в  России  происходили  только  стихийные   восстания крестьян. Декабристы впервые в  России  создали  революционные  организации, разработали политические программы, подготовили  и  осуществили  вооруженное выступление - итог движения декабристов.  Вся  предшествующая  деятельность, начиная с их первой организации Союза спасения,  была  подчинена  идейной  и организационной подготовке революционного выступления  против  самодержавно-крепостнического строя в России. Восстание было экзаменом  для  декабристов, показавшим  и  сильные  и  слабые  стороны  их  дворянской  революционности: отвага, смелость, самопожертвование, но колебания, отсутствие  решительности и последовательности  в  решении  вопросов,  отсутствие  связи  с  народными массами.

    6.1.Оценка современников и историков:

    Негативная  оценка.  Официальные  разъяснения:  «западное  влияние   на незрелые умы».

    В  последующей  либеральной  и  революционной  мысли  -  позитивная   и апологетическая   оценка:   основоположники   российского   освободительного движения, «рыцари свободы» (Герцен). Но и здесь разные варианты. 

Покровский в 20-е гг. негативно: выступления дворян за свои  интересы; 

потом  он:  два разных течения. Южане - революционеры, северяне - реформисты. На  советскую историографию  наибольшее  воздействие  оказала  концепция Ленина:   первый (дворянский) этап освободительного движения (особенно разработано  в  трудах академика Нечкиной). А вот, кстати, что отмечала в своих трудах М.В. Нечкина:  “Восстание декабристов имело большое значение в истории революционного движения в России. Это было первое открытое выступление про­тив феодально-крепостного строя, против самодержавия с оружием в руках. До этого времени в России происходили лишь стихийные кресть­янские волнения, восстававшее крестьянство героически боролось против крепостного гнета. Значение этой борьбы было прогрессивно — она расша­тывала устои крепостного строя и сокращала сроки его существования. Однако стихийное крестьянское движение не было освещено политическим сознанием; крестьяне шли на открытую борьбу против помещиков, но в своей темноте были бессильны подняться до сознательных лозунгов борь­бы с царизмом, с крепостным строем в целом; они верили в «доброго царя» и были во власти темной идеологии «наивного монархизма»”.

И она же: “Восстание декабристов имело международное значение и нашло от­клик и высокую оценку в передовом движении Запада. Оно поколебало почву под зданием Священного Союза, нанеся ему удар с той стороны, которую реакционные правительства считали наименее уязвимой. Свиде­тельствуя о вступлении России на путь активной революционной борьбы, оно вводило в лагерь антифеодального мирового движения такую мощ­ную силу, которая сразу изменяла положение в пользу новаторов „и да­вала опору для последующего притока бойцов”[37]

    Скептическая оценка. Ключевский: «случайность,  обросшая  литературой», декабристы - «лишние люди».

Бердяев и  «веховцы»:  декабристы  -  порождение «беспочвенной»  российской  интеллигенции:  благородные  стремления,  чуждые реальной жизни.

А вот еще одна точка зрения: “«Самое удивительное во всей этой истории то, что нас с тобой не пристрелили», - сказал Николай брату Михаилу. Действительно, как отмечает один из ведущих российских  исследователей событий декабря 1825 года Яков Гордин, «в ночь с 13 на 14 декабря (по старому стилю) у декабристов было больше шансов победить, чем у Николая удержать власть. Был очень четкий план, разработанный Трубецким, опытным военным, и даже при тех минимальных силах, в которых они были уверены, ... декабристы могли реально взять власть, если бы план был выполнен. Их победил, как это не парадоксально, не так Николай и его сторонники, как они сами себя. Якубович и Булатов … противопоставили, так сказать, себя другой части общества во главе с Трубецким, и отказались утром 14 декабря действовать»”[38]

    Сейчас -  спорные  оценки.  Декабристы  заложили  основу  революционной традиции, но тем самым основу трагического, многолетнего  раскола  власти  и интеллигенции.  Бесспорна  наивысшая  оценка  их  морального,  человеческого облика:  гуманизм,  бескорыстие,  культура.  Героизм  в  борьбе  и   стойкое перенесение   страданий   на    каторге.    Декабристы    были    страстными просветителями. Они боролись  за  передовые  идеи  в  педагогике,  постоянно пропагандируя идею о том, что просвещение должно  стать  достоянием  народа.

Они  отстаивали  передовые,  методы  обучения,  приспособленные  к   детской психологии.  Еще  до  восстания  декабристы  приняли  активное   участие   в распространении школ для народа по ланкастерской системе  обучения,  которая преследовала  цели   массового   обучения.   Просветительская   деятельность декабристов сыграла большую роль в Сибири.

    Трудно  добавлять  чего-то  к  словам  людей,  занимающихся   движением декабристов  длительное  время,  порой  посвятив  этому  всю  жизнь.  Каждый человек имеет право на свою оценку, свое понимание.  Для  меня  же  движение декабристов – это, прежде всего,  утопическое  движение,  но  утопическое  в хорошем смысле слова. Впервые восставшие не имели никаких личных  целей,  не добивались  личной  выгоды.  Они  действовали  во  благо   государства,   не побоялись, в конце концов, умереть за Родину. Это – настоящие патриоты.  Они могут служить достойным примером для подражания в наше время, тем более  что сейчас бытует  мнение  об  отсутствии  патриотичности  у  молодежи.  Хочется верить, что в будущем в нашем  государстве  все  будет  хорошо  и,  главное, справедливо, и больше никогда не  найдется  повода  для  новых  движений  за правду, каким было движение дворянских революционеров – декабристов.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Конституционные проекты Пестеля и Муравьева являются одними из первых документов в истории России, так кардинально предусматривающие изменение тогдашнего строя России.

Несмотря на различие, Конституции с “Русской Правдой” (в вопросах о форме правления, административном устройстве, в решение аграрного вопроса, избирательной системы), в основном, по многим положениям (идея гражданской свободы и народного представительства, уничтожении личного рабства и введения законного управления, ликвидация сословных перегородок и установление формального равенства всех граждан) эти проекты были сходными. Поэтому противопоставление одного проекта другому, по моему мнению, неправомерно. Невзирая на ограниченность в решение некоторых важных социальных проблем, противоречивость и утопичность отдельных положений, нельзя отрицать, что оба проекта являются замечательными памятниками декабристкой мысли и что они отражают горячее стремление декабристов приспособить к российским условиям передовые идеи Века Просвещения.

Движение декабристов наложило глубокий отпечаток на дальнейшую историю России, ибо это было первое организованное выступление против самодержавно-крепостнических порядков в России и стало началом первого, дворянского периода в революционном движении в России. Политико-правовые взгляды декабристов, также сыграли большую роль. Так, например, идеи декабристов, отличающиеся радикализмом для своего времени, оказывали влияние на ход государственных реформ в XIX веке (как рассказывают современники, материалы допросов декабристов были настольной книгой императора Николая I) и идеологию будущих поколений общественных деятелей России.

Хочется закончить словами А. И. Герцена, тем самым показать,  что  идеи

декабристов получили свое  дальнейшее  развитие  у  революционеров.  Герцен,

являющийся ярким их представителем, в лаконичной  и  выразительной  форме  с

исключительной точностью раскрыл исторический смысл  восстания  декабристов,

подчеркнул его тесную связь с последующим ходом освободительного движения  в

России:

    «Пушки Исаакиевской площади, - писал он, - разбудили целое поколение» 2


   СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1. Восстание декабристов. Документы. Материалы. Т3.-М.; 1986

2. Восстание декабристов. Документы. Материалы. Т1.-М.; 1986

3. Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Т7. -М.: Знание, 1954

4. Избранные социально-политические и философские произведения декабристов. Т3. - М.: Госкомиздат, 1951

5. Избранные социально-политические и философские произведения декабристов. Т1.-М.:Госкомиздат,1951

6. В.А. Дьяков “Освободительное движение в России 1825-1861гг.”, М: МЫСЛЬ, 1979

7. В.И. Буганов, П.Н. Зырянов “История России”, М: ПРОСВЕЩЕНИЕ, 2001

8. Н.М. Дружинин "Революционное движение в России в XIX в.", М: НАУКА, 1985

9. "Мемуары декабристов", М: ПРАВДА, 1988

10. П. И. Пестель “Русская Правда”

11. Н. Муравьев “Конституция

12. М.В.Нечкина ДВИЖЕНИЕ ДЕКАБРИСТОВ

13. Дмитрий ШУРХАЛО Декабристы и «Тормоз»



[1] Восстание декабристов. Документы. Материалы. Т3.-М.; 1986, стр.398

[2]  Восстание декабристов. Документы. Материалы. Т1.-М.; 1986, стр. 148

[3]  Восстание декабристов. Документы. Материалы. Т3.-М.; 1986, стр. 348

[4]  Восстание декабристов. Документы. Материалы. Т3.-М.; 1986, стр. 234

[5]  Восстание декабристов. Документы. Материалы. Т3.-М.; 1986, стр. 366

[6]  Восстание декабристов. Документы. Материалы. Т3.-М.; 1986, стр. 433

[7]  Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Т7. -М.: Знание, 1954, стр. 129

[8]  Избранные соц-политич. и философские произведения декабристов. Т3.-М.:Госкомиздат,1951, стр. 124

[9]  Там же, стр. 134

[10]  Избранные социально-политические и философские произведения декабристов. Т3.-М.:Госкомиздат,1951, стр. 22

 

[11] Восстание декабристов. Документы. Материалы. Т1.-М.; 1986, стр. 230

[12]  Восстание декабристов. Документы. Материалы. Т1.-М.; 1986, стр. 232

[13]   Восстание декабристов. Документы. Материалы. Т1.-М.; 1986, стр. 233

[14]  Избранные социально-политические и философские произведения декабристов. Т3.-М.:Госкомиздат,1951, стр. 27

[15]  Там же, стр. 34

[16]  Там же, стр. 23

[17]  Там же, стр. 46

[18]  Избранные социально-политические и философские произведения декабристов. Т3.-М.:Госкомиздат,1951, стр. 24

[19]  П. И. Пестель “Русская Правда”

[20]  П. И. Пестель “Русская Правда”

[21]  П. И. Пестель “Русская Правда”

[22]  Эти и последующие реплики взяты из “Русской Правды”

[23]  Избранные социально-политические и философские произведения декабристов. Т3.-М.:Госкомиздат,1951, стр. 110

[24]  Избранные социально-политические и философские произведения декабристов. Т1.-М.:Госкомиздат,1951, стр. 27

[25]  Там же, стр. 29

[26]  Избранные социально-политические и философские произведения декабристов. Т1.-М.:Госкомиздат,1951, стр. 51

[27]  Там же, стр. 42

[28]  Избранные социально-политические и философские произведения декабристов. Т1.-М.:Госкомиздат,1951, стр. 46

[29]  Избранные социально-политические и философские произведения декабристов. Т1.-М.:Госкомиздат,1951, стр. 56

[30]  Избранные социально-политические и философские произведения декабристов. Т1.-М.:Госкомиздат,1951, стр. 69

[31]  Избранные социально-политические и философские произведения декабристов. Т1.-М.:Госкомиздат,1951, стр. 51

[32]  Там же, стр. 54

[33]  Там же, стр. 56

[34]  Там же, стр. 45

[35]  Павлова  В.  П.  Трубецкой С. П. Материалы о жизни и революционной деятельности. Иркутск, 1983,       т.1, с. 30—51

[36]  Дружинин Н. М. Избранные труды. Революционное движение в России XIX в, М., 1985, с. 357—371.

[37] М.В.Нечкина ДВИЖЕНИЕ ДЕКАБРИСТОВ, Изд. Академии Наук СССР МОСКВА 1955, т. II, С  451-452

[38] Декабристы и «Тормоз», Дмитрий ШУРХАЛО

Язык: Русский

Скачиваний: 191

Формат: Microsoft Word

Размер файла: 69 Кб

Автор:

Скачать работу