Язык: Русский

Скачиваний: 1070

Формат: Microsoft Word

Размер файла: 49 Кб

Автор:

Скачать работу

Молодежная субкультура

                                 СПБГТУРП

КУРСОВАЯ РАБОТА НА ТЕМУ:

 

МОЛОДЕЖНАЯ СУБКУЛЬТУРА.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СОДЕРЖАНИЕ:

 

 

Гл.1 Субкультура молодежи.

 

1.1. специфические черты российской молодежной субкультуры.....................................................................5

1.2.  прочие особенности молодежной субкультуры.....................................................................7

1.3. катализаторы возникновения молодежных движений.........................................................................9

1.4. Откуда и  почему  появляются  выпавшие люди?..............................................................................11

 

Гл.2 Экстремизм в молодежной среде.......................12

 

 

Гл.3 Неформальные объединения.

3.1. Признаки неформалов..................................................................16

3.2. Не признанные или не признающие?...............17

3.3. Типичные неформальные объединения...........18

3.4.Что делают молодежные объединения?........22

3.5. Мотивы участия в неформальных объединениях и группировках..................................23

 

Гл.4  Молодежные  направления  и их особенности........................24

 

Список литературы..............................................30

 

 

 

 

ВВЕДЕНИЕ:

 

 

 

 

                               В списке тем по курсу «Культурология» меня сразу же привлекла тема «субкультура молодежи». Вероятно потому, что я сама никогда не испытывала особенных противоречий со своими родителями и вообще со старшими. А мои друзья по школе и теперь по университету достаточно часто говорили о том, что понимания со старшими нет и быть не может. От чего это происходит? Этот вопрос не давал мне покоя, отсюда и выбор темы. Однако, едва коснувшись этой проблемы, я поняла, что она очень сложна и включает в себя целый ряд аспектов: это и возрастные психологические особенности, и социологические проблемы воспитания и образования, влияние семьи и коллектива и целый ряд других. Единственное, что я поняла совершенно – это то, что занятия культурологией требуют широких познаний в истории, психологии, философии и так далее.

    Для начала предлагаю разобраться в таком понятии как культура и ее аспектах.

Под культурой понимаются убеждения, ценности и выразительные средства, которые являются общими для какой-то группы людей и служат для упорядочения опыта и регулирования поведения членов этой группы. Воспроизводство и передача культуры последующим поколениям лежат в основе процесса социализации — усвоения ценностей, верований, норм, правил и идеалов предшествующих поколений.

Культура  —  цемент здания общественной жизни. И не только потому, что она передается от одного человека к другому в процессе социализации и контактов с другими культурами, но также и потому, что формирует у людей чувство принадлежности к определенной группе. По всей видимости, члены одной культурной группы в большей мере испытывают взаимопонимание, доверяют и сочувствуют друг другу, чем посторонним. Их общие чувства отражены в сленге и жаргоне, в любимых блюдах, моде и других аспектах культуры.  В большинстве европейских обществ к началу XX в. сложились две формы культуры.

    Высокая культура - изящное искусство, классическая музыка и литература - создавалась и воспринималась элитой.

   Народная культура, включавшая сказки, фольклор, песни и мифы, принадлежала бедным. Продукты каждой из этих культур были предназначены для определенной публики, и эта традиция редко нарушалась. С появлением средств массовой информации ( радио, массовых печатных изданий, телевидения, грамзаписи, магнитофонов) произошло стирание различий между высокой и народной культурой. Так возникла массовая культура, которая не связана с религиозными или классовыми субкультурами. Средства массовой информации и массовая культура неразрывно связаны между собой.

Культура становиться “массовой”, когда ее продукты стандартизируют и распространяют среди широкой публики.

Во всех обществах существует множество подгрупп, имеющих различные культурные ценности и традиции. Система норм и ценностей, отличающих группу от большинства общества, называют субкультурой. Элементы, как субкультуры, так и контркультуры обнаруживаются в культуре современной молодежи в России.   Субкультура формируется под влиянием таких факторов, как социальный класс, этническое происхождение, религия и место жительства.  Ценности субкультуры воздействуют на формирование личности членов группы.

Термин “субкультура” не означает, что та или иная группа выступает против культуры, господствующей в обществе. Однако во многих случаях большинство общества относится к субкультуре с неодобрением или недоверием.

Иногда группа активно вырабатывает нормы или ценности, которые явно противоречат господствующей культуре, ее содержанию и формам. На основе таких норм и ценностей формируется контркультура. Известный пример контркультуры — хиппи 60-х годов или “система” в России 80-х годов

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Глава 1.   

Субкультура молодежи.

Субкультура молодёжи формируется под непосредственным воздействием культуры “взрослых” и обусловлена ею даже в своих контркультурных проявлениях. Формальная молодёжная культура (по определению) базируется на ценностях массовой культуры, целях государственной социальной политики и официальной идеологии.

1.1Спецефические черты российской молодежной субкультуры.

Рассмотрим их состояние на текущий момент и в роли формирования мировоззрения молодёжи, анализируя следующие специфические черты российской молодёжной субкультуры.

1. Преимущественно развлекательно-рекреативная направленность.

Наряду с коммуникативной (общение с друзьями) досуг выполняет в основном рекреативную функцию (около одной трети старшеклассников отмечают, что их любимое занятие на досуге — “ничегонеделание”), в то время как познавательная, креативная и эвристическая функции не реализуются вовсе или реализуются недостаточно. Рекреативные досуговые ориентации подкрепляются основным содержанием теле- и радиовещания, распространяющим ценности преимущественно массовой культуры.

2. “Вестернизация” (американизация) культурных потребностей и интересов.

Ценности национальной культуры, как классической, так и народной, уже много лет вытесняются схематизированными стереотипами — образцами массовой культуры, ориентированными на внедрение ценностей, “американского образа жизни” в его примитивном и облегчённом варианте. Любимыми героями и, в определённой степени, образцами для подражания становятся, по данным опроса, для девушек — героини “мыльных опер” и бульварных романов о любви, а для юношей — непобедимые супергерои триллеров.

Однако вестернизация культурных интересов имеет и более широкую сферу приложения: художественные образы возводятся на уровень группового и индивидуального поведения молодых людей и проявляются в таких чертах социального поведения, как прагматизм, жестокость, неумеренное стремление к материальному благополучию. Эти тенденции присутствуют и в культурной самореализации молодёжи: наблюдается безрассудное презрение таких “устаревших” ценностей как вежливость, кротость и уважение к окружающим в угоду моде. Совсем не безобидной в этом плане является и вездесущая реклама.

3. Приоритет потребительских ориентации над креативными.

Потребительство проявляется как в социокультурном, так и в эвристических аспектах. По данным опросов студентов петербургских вузов (1989-1991 гг.) потребление в рамках художественной культуры заметно превышает креативные установки в социокультурной деятельности. Еще более эта тенденция присутствует в культурной самореализации учащейся молодежи, что косвенно обусловлено и самим потоком преобладающей культурной информации (ценности массовой культуры), способствующей фоновому восприятию и поверхностному закреплению ее в сознании. Творческая самореализация, как правило, выступает в маргинальных формах.

4. Слабая индивидуализированность и избирательность культуры.

Выбор тех или иных ценностей связан чаще всего с групповыми стереотипами (“принцип селёдки в бочке”) достаточно жёсткого характера — несогласные сильно рискуют пополнить ряды “лохов” — “отверженных”, “не интересных”, “не престижных” людей с точки зрения “толпы”, обычно равняющейся на некий идеал — “крутого (-ую)” (иногда в лице лидера данной группы). Групповые стереотипы и престижная иерархия ценностей обусловлена половой принадлежностью, уровнем образования, в определённой мере местожительством и национальностью реципиента, однако в любом случае суть их одна: культурный конформизм в рамках неформальной группы общения и неприятие других ценностей и стереотипов, от более мягкого в среде студенческой молодёжи до более агрессивного в среде учащихся средней школы. Крайним направлением этой тенденции молодёжной субкультуры являются так называемые “команды” с жёсткой регламентацией ролей и статусов их членов.

5. Внеинституциональная культурная самореализация.

Данные исследований показывают, что досуговая самореализация молодёжи осуществляется, как правило, вне учреждений культуры и относительно заметно обусловлена воздействием одного лишь телевидения — наиболее влиятельного институционального источника не только эстетического, но и в целом социализирующего воздействия.

6. Отсутствие этнокультурной самоидентификации.

Народная культура (традиции, обычаи, фольклор и т.п.) большинством молодых людей воспринимаются как анахронизм. Попытки внесения этнокультурного содержания в процесс социализации в большинстве случаев ограничивается пропагандой древнерусских обычаев и православия. А этнокультурная самоидентификация состоит, прежде всего, в формировании положительных чувств к истории, традициям своего народа, т. е. того, что принято называть “любовью к Отечеству”, а не только в приобщении к одной, пусть даже самой массовой  концессии.

1.2. Прочие особенности молодежной субкультуры.

Ее определяющей характеристикой в России является феномен субъективной “размытости”, неопределенности, отчуждения от основных нормативных ценностей (ценностей большинства).

“Участие в политической жизни” в шкале ценностных суждений, предложенных в ходе анкетного опроса учащимся старших классов петербургских школ, заняло последнее место (это занятие привлекает лишь 6,7% опрошенных). Только каждый четвертый из старшеклассников (25,5%) готов жить для других, даже если придется поступиться своими интересами, в то же время почти половина выборки (47,5%) полагает, что “в любом деле нельзя забывать о собственной выгоде”.

“Политикой” интересуется лишь 16,7% опрошенных. Лишь треть из старшеклассников (34,4%) имеет сложившиеся политические убеждения (по самооценке), в то время как вдвое большее число либо вообще ими не обладает, либо никогда не задумывалось об этом (соответственно 29,5 и 37,1%). Известно, что молодежь—наиболее неустойчивая часть электората, реже других социально-демографических групп населения выступает в качестве реципиента политической информации, почти не читает ежедневных газет.

В наше время студенты быстро продвинулись в овладении новыми стереотипами, молодое поколение свободно от тоталитарного страха. Исследование показало, что понимание студентами, например, свободы, вполне соответствует “новому мышлению”. Как правило, они рассматривают свободу не в соответствии с необходимостью, а в “связке” с принуждением и насилием. Невмешательство государства в частную жизнь человека молодые люди понимают в качестве важнейшего признака свободы.

Вопрос о понимании студентами социальной справедливости выявил темп обретения новым поколением ценностей демократического общества, а именно жизнь по закону. Молодёжная субкультура есть искаженное зеркало “взрослого” мира вещей, отношений и ценностей. Наиболее важной ценностью у многих признаётся “эквивалентность взаимного воздаяния” (необходимость вознаграждения за добро и возмездия за зло).

Молодые люди выбирают демократическую форму правления, учитывая даже негативные стороны современного социального развития общества. Рассчитывать на эффективную культурную самореализацию молодого поколения в больном обществе не приходится, тем более, что и культурный уровень других возрастных и социально-демографических групп населения России также постепенно снижается.

Усугубляется и межгенерационное отчуждение, включающее широкий спектр неприятий—от разрушения внутрисемейных контактов (по критериям взаимопонимания и взаимного доверия) до противопоставления “нас” (как ценностного, так и деятельностного) всем предшествующим, “советским” поколениям.

Определенная генерационная комплиментарность (противопоставление образа “мы” и “они”) традиционна, достаточно вспомнить хотя бы хрестоматийный роман И.С.Тургенева “Отцы и дети”. Однако сегодня генерационная комплиментарность молодого поколения нередко выливается в полное отрицание всех “папиных” ценностей, включая историю собственного государства. Эта позиция особенно уязвима, если иметь в виду собственную аполитичность молодых людей, их устраненность от участия в решении социальных проблем для общества, а не только групповых или корпоративных (сотрудничество)—для себя.

Генерационное отчуждение выступает в качестве психологического антонима (“мы” и “они”). Особенно явственно это противопоставление прослеживается на уровне собственно культурных (в узком смысле) стереотипов молодежи: есть “наша” мода, “наша” музыка, “наше” общение, а есть—“папино”, которое предлагается институциональными средствами гуманитарной социализации. И здесь обнаруживается третий (наряду с социальным и межгенерационным) аспект отчуждения молодежной субкультуры — культурное отчуждение.

Многих людей беспокоят “разрушительные мотивы” в “молодёжной” музыке. Формируется поколенческая идеология с девиантными тенденциями.

Вообще, наблюдается тенденция к дегуманизации и деморализации в содержании искусства, что проявляется прежде всего в принижении, деформации и разрушении образа человека. В частности, это фиксируется в эскалации сцен и эпизодов насилия и секса, в усилении их жестокости, натуралистичности (кинематограф, театр, музыка, литература, изобразительное искусство (, реальная жизнь?)), что противоречит законам человеческой нравственности и оказывает негативное воздействие на молодёжную (в частности) аудиторию. Это воздействие подтверждается многочисленными исследованиями.

С конца 80-х годов ситуация в нашем массовом искусстве, особенно в экранных видах искусства, стала резко изменяться, приобретая всё более негативный характер. В частности “идолы потребления” (поп-/рок-/и т.п. музыканты, шоумены, королевы красоты, культуристы, астрологи,…) вытеснили собой на теле/кино/видеоэкранах “идолов производства” (рабочих-стахановцев, прогрессивных доярок, …). По данным исследований, среди 100 фильмов, наиболее популярных в питерских салонах в 1989г. не было ни одного, отличающегося высокой художественно-эстетической ценностью. По данным сотрудника лаборатории социальной психологии НИИКСИ А.Т.Никифорова, репертуар кинотеатров по частоте демонстрации с конца 1991г. более, чем на 89% состоит из зарубежных фильмов, жанровый репертуар которых возглавляют боевик и эротика. Те фильмы, которые по каким-то соображениям не допускают до широкого эфира, стали доступны по кабельному телевидению и видео. Такое засилье “заморского” искусства, продолжающееся по сей день, во многом объясняется переходом к “русской вариации на тему демократии” (не знаю, как это по научному), При этом культурное наследие СССР сильно потеряло в ценности, а творения нового периода, носят, как правило, подражательный (с ориентацией на Голливуд) характер.

С социально-психологической точки зрения экранное насилие и агрессивная эротика вносят свой вклад в криминализацию современной жизни, особенно влияя на детей, подростков и молодёжь, которые составляют основную аудиторию кинотеатров и видеосалонов.

Как известно, преступность среди них неуклонно продолжает расти. Неслучайно в развитых странах общественностью созданы организации типа Международной коалиции борьбы против телевизионного насилия (США) или их же Recreational Software Advisory Council, осуществляющий контроль содержания Internet-страничек для ограничения доступа несовершеннолетних к информации сомнительного содержания (мат, порнография, насилие…). В России этим занимаются в основном, на словах…

Таким образом, переход нашего государства (от сущности которого зависит экономика, политика, идеология…) к “русской демократии” (очень близкой к “плутократии” Платона) возложил проблему социализации на плечи собственно социализирующихся.

Российскими студентами современный этап развития общества определён как кризисный. Отрицательные оценки кризиса сопровождались обозначением спада в экономике, анархией в социальной структуре, судорожными действиями в политике и свободой в нравах. Некоторые представители молодёжи утверждают, что развал преобладает во всём: “начиная с души и кончая экономикой”. Отмечается ожесточение людей из-за отсутствия возможности удовлетворить свои основные потребности. Меняются отношения в кругу родственников, идёт более осторожное планирование семьи.

В нейтральных оценках формировалось: “Идёт смена красных знамён на красные пиджаки”. Период характеризуется как “демократизованная анархия”. В качестве положительного отмечается уход от догм и то, что “в нравах стало посвободнее”.

1.3. Катализаторы возникновения молодёжных движений.

“Потеря смысла жизни, разрушение идеалов, двойная мораль, бездуховность, цинизм, пьянство, стяжательство, вещизм, растерянность перед жизнью — основные причины ухода молодых, образованных людей в религию”. Примерно так же, за исключением некоторых поправок на время, будет выглядеть краткий перечень причин повального ухода молодёжи всех возрастов и национальностей в “неформалы”.

Как мы рассмотрели выше, официальная культура оказалась неспособной ответить интересам молодёжи, которой только что “развязали руки”, развалив почти полностью систему воспитания и формирования “будущих коммунистов”. В.В. Морозов и А.П. Скробов выделили следующие противоречия социализации молодёжи за последний период (данный список под моей редакцией претерпел значительные изменения)

Современные требования молодёжи к обществу

и реальность нашего общества

Объективно усложняющиеся общественные отношения, всё возрастающие требованиями со стороны общества к социализации и воспитанию молодого поколения

недостаточное использование социально-экономических, идеологических, политико-воспитательных средств воздействия на человека.

Стремление видеть общество процветающим

современная социальная и экономическая нестабильность.

Стремление к демократии и гуманизму

оставшиеся административные методы воспитания.

Непрерывность процесса социализации и культурного воспитания

остаточная система финансирования государственных культурных и воспитательных учреждений.

Определённая система ценностей

неопределённость в условиях существования одновременно “старых” и “новых” ценностей.

“Каждому по труду”

бесполезность честного труда.

Потребности в высоком благосостоянии

возможности государства удовлетворить такие потребности.

апатия от безрезультатных политических дебатов как ответ молодёжи на безразличие государства к её проблемам.

Соответствие слова и дела

социальная незащищённость при общем курсе на правовое государство.

 

 

 

 

Итак, общая причина образования молодёжных субкультур — недовольство жизнью, а в социологическом аспекте — кризис общества, неспособность его ответить базовым потребностям молодёжи в процессе её социализации. В последнем заключена причина сугубо молодёжного состава неформальных объединений. Действительно, казалось бы, самые обиженные жизнью — пенсионеры — не спешат на "тусовки" — там чисто молодёжная гегемония. А дело в том, что “люди, кому за 50” уже занимают предоставленную только им прочную нишу в общественной системе, чего никак нельзя сказать о “новом поколении”; за это “место под солнцем” и разворачивается настоящая битва. Молодёжи с обществом, не желающим решать её проблемы и не принимать её такой, какой она хочет быть.

Возьмём для примера крайний случай. Все без исключения "пиплы" (члены "Системы") настаивают на своей непринадлежности к обществу, или иначе - независимости. Это - важная черта "Системного" самосознания. В.Тернер, говоря об общинах западных хиппи, отнес их к "лиминальным сообществам", то есть возникающим и существующим в промежуточных областях социальных структур (от лат."лимен"-порог). Здесь собираются "лиминальные" личности, лица с неопределенным статусом, находящиеся в процессе перехода или выпавшие из общества.

1.4. Откуда же и почему появляются "выпавшие" люди?

Здесь два направления. Первое: в этом выпавшем, неопределенном, "подвешенном" состоянии человек оказывается в период перехода с позиции одной на позицию другой социальной структуры. Потом он, как правило, находит свое постоянное место, обретает постоянный статус, входит в социум и покидает сферу контркультуры. Такие рассуждения заложены в основе концепций В.Тернера, Т.Парсонса, Л.Фойера. И второе: новое поколение ступает в пустоту. Не молодёжь из имеющейся социальной структуры (как у Парсонса или Тернера), а сама структура ускользает из-под её ног. Здесь и начинается бурный рост молодежных сообществ отталкивающих от себя мир взрослых, их ненужный опыт. И результат пребывания в лоне контркультуры здесь уже другой: не встраивание в прежнюю структуру, а строительство новой. В ценностной сфере смена культурной парадигмы: ценности контркультуры "всплывают" и ложатся в основу организации "большого" общества. А прежние ценности опускаются в подземный мир контркультур.

На самом деле эти два направления не отвергают друг друга, а дополняют. Речь идет просто о разных периодах в жизни общества, или его разных состояниях. В стабильные периоды и в традиционных обществах (изучавшихся Тернером) выпавшие люди - это действительно те, кто в данный момент, но временно, находится в процессе перехода. В конце концов они входят в общество, там устраиваются, обретают статус. В периоды перемен выпавшими становятся в той или иной мере значительные прослойки. Иногда это задевает чуть ли не каждого. Не все уходят в хиппи, но многие проходят через контркультурное состояние (попадают в зону действий контркультуры).

Ни одна система не может охватить все без остатка. Неизбежно что то из нее выпадает. Это остатки прежних мифов, ростки нового, информация проникающая от чужих и не вписывающаяся в основной миф. Все это оседает в сфере экстернальной культуры.

Итак, "Система" - пример сообщества, куда стекаются выпавшие из социальной структуры. Эти люди не имеют определенного положения, прочной позиции - их статус не определён. Состояние неопределенности играет особую роль в процессах самоорганизации. Сфера неопределенности - те социальные пустоты, где мы можем наблюдать процессы зарождения структур сообществ, превращение бесструктурного состояния в структурное, т.е. самоорганизации.

На стоящий в заголовке вопрос можно привести ещё несколько второстепенных причин, в числе которых есть две особенно интересные.

1. Возрастные особенности молодёжи: она эмоциональнее, динамичнее и непосредственнее в выражении своих чувств. Молодёжь независимее: у большинства ещё нет семьи, нет профессии, нет того круга многочисленных обязанностей и обязательств, в который с возрастом попадает всякий зрелый человек.

2. Молодёжь свободна от тоталитарного страха, заставлявшего каждого школьника в первом классе становиться октябренком, затем пионером, потом комсомольцем,… и, в конце концов, фанатичным (иначе в условиях запрета критики и быть не могло) коммунистом.

 

Глава2.

Экстремизм в молодежной среде

В моменты значительных потрясений и переломов, периодически возникающих в процессе развития любого общества и связанных с существенными деформациями условий и образа жизни людей, внезапно образующимся вакуумом ценностей, изменением материальных показателей, неясностью жизненных перспектив и неизбежным обострением противоречий, экстремизм становится одной из трудно изживаемых и наиболее опасных характеристик общественного бытия.

Опыт развития событий в современной России и ряде республик бывшего Советского Союза показал, что роль, и значение экстремизма оказались явно недооцененными и это во многом способствовало целой серии трагических событий, непременными участниками и жертвами которых были и молодые люди.

У отставленной, таким образом, от «большой жизни» современной молодежи (которая «выбирает пепси»...) на первых местах в структуре ценностей оказались благополучие в любви и семейной жизни, здоровье, материальная обеспеченность и бытовой комфорт, духовно и культурно богатая жизнь, а политика—лишь на 15-м месте (последнем месте в анкете).Все внимательней поглядывает молодежь в сторону развитого Запада и не очень развитого Востока. И если бы сейчас представилась возможность уехать туда насовсем, то уехали бы не 10—12%, как раньше, а, как показал опрос, уже 32,5%, т. е. каждый третий!4

Молодежный экстремизм как массовое явление последнего десятилетия нашей жизни, выражающееся в пренебрежении к действующим в обществе правилам и нормам поведения или в отрицании их, можно рассматривать с различных позиций. Ученые вправе исследовать философско-психологическую природу экстремизма, чтобы охарактеризовать этот феномен во всех его частных и общих проявлениях, классифицировать и типизировать случаи экстремистского поведения. Не менее важным является и установление связи между политико-экономическим состоянием общества и ростом экстремизма в молодежной среде.

Однако попытаемся взглянуть на данную проблему с иной стороны. По некоторым данным можно предположить, что взрыв молодежного экстремизма обусловлен происходящей ныне коренной ломкой стереотипов поведения, складывавшихся веками и освященных культурой.

Говоря о стереотипах поведения, следует, по- видимому, учитывать два типа культуры: народную, основанную на обычае, родословную от традиционной культуры античности и пронизанную христианским мировоззрением.

Каждому типу культуры соответствует и определенный тип сознания: мифологический или исторический. По М. Элиаде,7 мифологический и исторический типы сознания противопоставлены по качеству восприятия времени. Мифологическое время сакрально, циклично и сохраняется лишь в «коллективном бессознательном». Историческое время линейно, • необратимо и доступно индивидуальной памяти.

В основе ритуальной культуры лежит постоянно возобновляющаяся целостная картина мира, в то время как классическая европейская культура ориентирована на дискретность. Принцип единообразного поведения, неизменности и обязательности для всех членов коллектива имеет в культуре ритуального типа самодовлеющий характер. Ритуал является здесь практически единственным синкретическим средством отчуждения, хранения и возобновления родового знания, первичным инструментом развития «коллективного бессознательного».

В качестве субъекта 'познания в ритуальной культуре выступает род. В классической европейской культуре субъектом познания становится человек, выделившийся из рода. Следовательно, классическая европейская культура связана с развитием индивидуального сознания и дает множество образцов поведения, разрабатывая весь спектр его возможностей по отношению к норме. В качестве инструмента индивидуального познания, адекватного реальности, используется прежде всего язык.

По Ю. М. Лотману, переход от культуры ритуального типа к современной культуре связан с процессом специализации семиотических систем, и, в первую очередь, с распространением письменности, которая кардинально изменила структуру памяти. Культура начала ориентироваться на выработку новых текстов, а не на воспроизведение уже известных.8

М. Элиаде первым из исследователей этой проблемы подробно прослеживает переход из мифологического состояния в историческое и объясняет его становлением нового христианского самосознания.8

Ритуальная культура зиждется на причинно-следственных связях с жизнью и представляет собой как бы вплетенную в реальность канву, служащую основой коллективного познания.

Классическая европейская культура во многом опосредует процесс, кульминацией которого становится новая картина мира, выработанная наукой нашего времени.

Смена культурных эпох влечет за собой четкую смену стереотипов и норм поведения. Наиболее болезненными оказываются пограничные области, когда старые стереотипы уже не отражают изменившейся реальности, но еще продолжают существовать в жизни старшего поколения и навязываются молодым традиционной системой воспитания и образования.

Тотальный кризис конца XIX—начала XX в., горячей точкой которого стала Россия, естественным образом был связан с тем, что классическая европейская культура исчерпала свои функции так же, как в свое время исчерпала их культура ритуальная. Общество оказалось на пороге существования, не связанного нормой, а, следовательно, и законом.

Не случайным является временной разрыв между рождением нового эпоса, фиксирующего позицию человека в потоке жизни, и появлением на свет - целого поколения людей, вынужденных познавать жизнь заново и изнутри, рассчитывая лишь на самих себя и свое целостное восприятие мира.

Если иметь в виду поколение в целом, можно предположить, что в истории развивающейся личности постепенно шла отработка все новых и новых признаков, психических свойств и качеств интеллекта. Именно с этим процессом был связан, по-видимому, и нараставший конфликт «отцов» и «детей», характерный для эпохи господства классической европейской культуры.

На протяжении длительного периода противостояние «отцов» и «детей» происходило по одному из периферийных личностных признаков при преемственности признака доминирующего — стремления к постоянству. Естественным образом сохранялись и стереотипы поведения, область которых изменялась и обогащалась за счет периферии.

В конце XIX—начале XX в. на фоне всеобщего кризиса сформировалась программа смены основного системообразующего признака личности: стремление к стабильности, фиксированности положения, уступило место движению, изменению, т. е. устойчивой динамической целостности мироощущения.

Эта программа и оказалась реализованной в поколении современных молодых людей, лозунг которых «Перемен! Мы ждем перемен!» с особой силой прозвучал в конце 80-х годов.

Изменилось и качество конфликта «отцов» и «детей». В нынешней ситуации молодежь хорошо ощущает несоответствие навязываемых ей культурных стереотипов и норм поведения— жизни, а вместе с этим отказывается понимать и принимать всю традиционную культуру.

Постоянно возникают моменты неадекватного, с нашей точки зрения, поведения молодежи не только в экстремальных, ситуациях.

Наблюдения показывают, что процесс социализации молодых людей идет по двум основным направлениям и прямо зависит от развитости чувства целого, от крепости духа.

У молодежи, воспитанной в традиционной культуре, основной конфликт разворачивается на ментальном уровне, между осознаваемой ею реальностью и культурными стереотипами восприятия и осмысления мира. Поведение здесь вторично. При необходимом и достаточном развитии чувства целого люди этого типа легче соотносят свое поведение с осмысленной целостной картиной мира.

Для молодежи, растущей, в основном, вне классической европейской культуры, наиболее существен конфликт на поведенческом уровне. Люди этого типа познают жизнь опытным путем, абсолютизируя собственный опыт и признавая лишь тех, с действиями которых входят в резонанс (эффект узнавания). Врожденные способности обусловливают у них высокую скорость постижения жизни и наработки навыков ориентирования в постоянно меняющемся потоке событий. Резкое неприятие чуждой формы поведения слишком часто толкает этих молодых людей на преступление, так как этика нового поколения еще не сформирована, чувство меры не выработано и нормы не установлены.

В современной системе воспитания и образования в большинстве случаев не осознается факт качественного изменения объекта педагогических усилий. Более того, оставаясь по сути неизменной, система эта становится поставщиком типичных ситуаций, способствующих экстремистскому поведению молодежи. Практически создаются дополнительные условия для постоянного возобновления экстремистского комплекса. Почти единственным противовесом служат некоторые меры для экстренных случаев, вроде телефона доверия.

В то же время на наших глазах на протяжении одного поколения сверхактивно развивается антипедагогика, представленная во множестве направлений: от рок культуры, порнографии и насилия до банд неофашистов.

Воздействуя сразу на несколько каналов восприятия с резким превышением допустимых норм, явления антикультуры быстро подавляют в молодом человеке естественную защитную реакцию, благодаря чему ловко производится подмена реальной целостности крепко сработанным суррогатом.

Возможность и легкость такой подмены объясняются не только детской неразвитостью чувства целого у молодежи, но и чрезвычайной сложностью духовной ситуации. В условиях, когда для старшего поколения в большинстве своем духовность представляется частью культуры и на нее переносятся познанные рационально закономерности развития последней, т. е. в условиях духовного невежества учителей и родителей, молодежь поставлена перед проблемой самостоятельного выбора между добром и злом.

Вероятно, это и стало причиной возникновения и широкого распространения так называемой «субкультуры».

Глава3

НЕФОРМАЛЬНЫЕ ОБЪЕДИНЕНИЯ МОЛОДЁЖИ.

НЕФОРМАЛЬНЫЕ ОБЪЕДИНЕНИЯ - это явление массовое. Ради каких только интересов не объединяются люди: дети, подростки, молодежь, взрослые и даже убеленные сединами старики? Число таких объединений измеряется десятками тысяч, а количество их участников — миллионами. В зависимости от того, какие интересы людей положены в основу объединения, возникают и различные типы объединений. В последнее время в крупных городах страны, ища возможности реализации своих потребностей, и не всегда находя их в рамках существующих организаций, молодежь стала объединяться в так называемые "неформальные" группировки, которые было бы правильнее назвать "самодеятельными любительскими объединениями молодежи". Отношение к ним неоднозначное. В зависимости от направленности они могут быть как дополнением организованных коллективов, так и их антиподами. Члены самодеятельных объединений борются за сохранение окружающей среды от загрязнения и уничтожения, спасают памятники культуры, безвозмездно помогают реставрировать их, заботятся об инвалидах и престарелых людях, по своему борются с коррупцией.

 3.1 признаки неформалов:

1) Неформальные коллективы не имеют официального статуса.

2) Слабо выраженная внутренняя структура.

3) Большинство объединений имеет слабо выраженные интересы.

4) Слабые внутренние связи.

5) Очень сложно выделить лидера.

6) Не имеют программы деятельности.

7) Действуют по инициативе небольшой группы со стороны.

8) Представляют альтернативу государственным структурам.

9) Очень тяжело поддаются упорядоченной классификации.

Говоря о самодеятельных объединениях и их взаимной связи с государственными и общественными институтами, необходимо отметить три ситуации по их значимости:

1. Сотрудничество.

2. Оппонирование и критика.

3. Оппозиция и борьба.

Выражаясь кратко, "НЕФОРМАЛЫ" - это официально не зарегистрированная группа людей, которая возникла по чьей-то инициативе или спонтанно для достижения какой-либо цели людьми с общими интересами и потребностями.

3.2.  Не признанные или не признающие?

Такой вопрос нередко встает, когда заходит речь о весьма специфическом типе неформальных объединений — о неофициальных самодеятельных объединениях, или, как иногда говорят, “неофициалах”. Напомню, что к таким объединениям мы относим стихийно образующиеся компании (главным образом подростков и молодых людей) на основе общественного интереса, увлечения, вида досуговой деятельности, подражания выбранному типу поведения (“фанаты”, “хиппи”, “панки”, “рокеры”, “металлисты” и т.д.). Их появление в конце 70-х в начале 80-х годов в какой-то степени напоминает молодежный бунт против бюрократического механизма, действовавшего в тот период. Это был своего рода протест части молодежи против формализма в общественных организациях, неудовлетворительную организацию досуга, однако это процесс принял искаженные, зачастую социально опасные формы. В качестве причин “ухода в андеграунд”, молодёжь называет:

1) Вызов обществу, протест.

2) Вызов семье, непонимание в семье.

3) Нежелание быть как все.

4) Желание утвердится в новой среде.

5) Привлечь к себе внимание.

6) Не развитая сфера организации досуга для молодежи в стране.

7) Копирование западных структур, течений, культуры.

8) Религиозные идейные убеждения.

9) Дань моде.

10) Отсутствие цели в жизни.

11) Влияние криминальных структур, хулиганство.

12) Возрастные увлечения.

Объединения неформалов нигде не зарегистрированы, своего устава или положения не имеют. Условия членства в них не оговорены, численность группировок колеблется.

Однако неформалы существуют. Они могут успешно вписываться в процесс демократизации общества, а могут стать дестабилизирующим фактором, выступая с позиций голого критиканства и открытого противостояния правоохранительным органам и органам власти. Рассмотрим некоторые из них, с моей точки зрения типичные объединения такого рода.

3.4 Типичные неформальные объединения.

Асоциальные - стоят в стороне от социальных проблем, но не представляют угрозу общества. В основном выполняют рекреационные функции. Примеры: панки (девиз: “Живем здесь, сейчас и сегодня”), мажоры (это люди, которые проповедуют теорию хайлайфизма (“высокий уровень жизни”), они умеют зарабатывать деньги, их привлекает западный образ жизни), рокоббили (поклонники рок-н-ролла, девиз: “Сочетание изящества со свободным поведением”), рокеры, хиппи, системы…

“система”

Эти молодые люди часто привлекают внимание прохожих. Кто экстравагантной прической, кто разрисованной джинсовой курткой, кто серьгой в ухе, а порой и не одной. Они стоят около входов в популярные молодежные кафе, толпятся у входа в метро, сидят на газонах городских скверов, слоняются с отрешенным видом по улицам городов. Себя они называют “пиплами”, “хайрастыми” и считают себя свободными людьми, независимыми от родителей и общества. Это их “система”. Взгляды “системных” на жизнь во многом помогают понять позицию неформалов в целом.

Ленинградское телевиденье, обсуждая “систему”, предоставило слово тем, кто знает о ней не понаслышке. Я приведу выдержки из этих передач, позволяющие получить достаточно ясные представления о “системе”.

“Мы способны подойти на улице к какому-то “волосатому”. Я ни разу не видел его, я просто подхожу и говорю: “Привет!” И он отвечает мне тем же... Говорят: “Вы какие-то странные люди. Почему это вы друг друга знаете? Вы доверяете людям. Они же могут вас ограбить, они могут обворовать, утащить и так далее - понимаете?” ... Это говорит только о том, что мы — росток будущего в нашем обществе, потому что вот то воровство, стремление утащить, обворовать — это, видимо, принадлежит прошлому и должно исчезнуть. Я думаю, что вот в этом как раз отличительное свойство “волосатых” ... Мы думаем, что уже сейчас “волосатые” оказали огромное влияние на эволюцию общества. В частности советская рок-музыка, о которой теперь так много говорится, по большей части создана “волосатыми”. Эти люди способны жертвовать последним. Последними шмотками и прочим ради того чтобы создать в стране культуру истинно молодежную”.

“Я поднимаю свой голос за систему “хиппи” - за движение, которое дает каждому человеку возможность понять другого человека, который ищет взаимопонимания, и позволяет ему всесторонне совершенствоваться. Люди, которые входят в это движение, - это люди разных возрастов, разных национальностей, они принадлежат разным культурам, разным вероисповеданиям. Я думаю, что это действительно движение, которому принадлежит будущее...”

““Система” - это не организация и не партия, поэтому каждый может зависть только от себя. “Система” - это общество в обществе... Никаких законов здесь быть не может, каждый живет только по законам своей совести”.

Что же сегодня побуждает молодежь объединяться в формирования типа “системы”? Причин немало. Нужно отметить, что молодежь всегда и везде стремится к общению со сверстниками бежит от душевного одиночества, а его испытывают многие, проживая в отдельных квартирах с непонимающими их, как они считают, родителями. Для многих противопоставление себя, своего “Я” взрослым - нормальное явление. Протест, который они выражают, может быть пассивным, через внешнее, скорее показное, демонстративное отрицание существующего порядка, отказ от соблюдения принятых в обществе правил. Именно это исповедует “система”. Есть и агрессивные формы протеста, выражающиеся в эпатаже, граничащим с хулиганством, а иногда переходящим в него.

Антисоциальные.

- ярко выраженный агрессивный характер, стремление утвердить себя за счет других, нравственная глухота.

“Банды”

- это объединения (чаще всего подростков) по территориальному признаку. Город делится “бандами” на зоны влияния. На “своей” территории члены банды являются хозяевами, с появляющимися “чужаками” (особенно из другой банды) расправляются крайне жестоко.

В “бандах” свои законы, свои нравы. “Законом” является подчинение вожаку и выполнение поручений банды. Процветает культ силы, ценится умение драться, но, скажем, защитить “свою” девушку во многих бандах считается позором. Любовь не признается, существует только партнерство со “своими девчонками”. По словам члена одной из Алма-атинских банд, “девчонки занимаются тем же, чем “пацаны”. Дерутся. Весело отдыхают, “ставя на счетчик”, ходят в бары, “травку” покуривают, прикидкой интересуются.”

“Травка” - наркотики, которые курят. “Прикидка” - элементарный грабеж: к модно одетому подростку (юноше или девушке) подходит группа и просит “дать поносить” на время куртку, кроссовки и т.д.; можно отказать, но большинство дает поносить. Самым страшным является “счетчик”, когда одному из подростков, как правило, из другой группы или просто нейтральному называют сумму денег, которую он должен добыть. Для внешнего приличия можно попросить “в долг”. С этого момента включается “счетчик”. Каждый просроченный день увеличивает сумму долга на определенный процент. Время работы счетчика ограничено. Расправа с не снявшим “счетчик” жестока - от избиения до убийства.

Покинуть банду бывает очень сложно: в некоторых случаях в “предателя” даже стреляют — мол, выживешь — свободен.

Все “банды” вооружены, в том числе огнестрельным оружием. Оружие пускается в ход без долгих размышлений. “Банды” не только враждуют друг с другом, но и осуществляют террор в отношении нейтральных подростков. Последние вынуждены становиться “данниками” “банды” либо вступать в нее. В ответ на действие “банд” и для борьбы с ними “нейтральная молодежь” создает собственные неофициальные объединения: “Ганимед” в Алма-Ате, ОАД (отряд активного действия) в Ленинграде и др. Понять молодых людей, входящих в эти объединения, можно — они хотят обеспечить свою безопасность. Но, действуя по принципу “сила силу ломит”, они и сами нередко преступают закон.

Просоциальные

неформальные клубы или объединения – это социально-положительные, которые приносят пользу обществу. Эти объединения решают социальные проблемы культурно-защитного характера (защита памятников, реставрация храмов, экологические проблемы…).

“Зеленые”

– так называют себя различные, существующие почти повсеместно объединения, объединения экологической направленности, активность и популярность которых неуклонно растет.

Среди наиболее острых проблем, проблема охраны окружающей среды занимает не последнее место. За ее решение и взялись “зеленые”. Экологические последствия строительных проектов, размещение и эксплуатация крупных предприятий без учета их влияния на природу и здоровье людей. Различные общественные комитеты, группы, секции развернули борьбу за удаление таких предприятий из городов или их закрытие.

Первый такой комитет по защите озера Байкал был создан в 1967 году. В него вошли представители творческой интеллигенции. Во многом благодаря общественным движениям был отклонен “проект века” по переброске вод северных рек в Среднюю Азию. Активисты неформальных групп собрали сотни тысяч подписей под ходатайством об отмене этого проекта. Такое же решение было принято по поводу проектирования и строительства АЭС в Краснодарском крае.

Численность экологических неформальных объединений, как правило, невелика: от 10-15 до 70-100 человек. Неоднороден их социальные и возрастной состав. Свою малочисленность экологические группы с лихвой компенсируют активностью, которая привлекает к ним большие массы людей, выступающих в поддержку различных природоохранных инициатив.

Так же к просоциальным неформальным объединениям относятся объединения защиты памятников, памятников архитектуры, общество охраны зверей, общество охраны лесов Амазонки.

Неформалы художественной направленности.

Москвичи и гости столицы привыкли к выставкам-продажам картин самодеятельных художников на Арбате, в Измайловском парке. Ленинградцы имеют возможность видеть аналогичную выставку на Невском проспекте рядом с екатерининским садиком. Есть подобные выставки в других городах. Существуют они вполне официально, но позволяют решить незначительную часть проблем, стоящих перед этим видом самодеятельного творчества. А строго говоря, только одну — предоставление молодым художникам возможности выставлять и продавать свои картины. Круг проблем, которые они не решают, достаточно широк. Прежде всего к ним следует отнести отсутствие единого центра, который мог бы стать для самодеятельных художников своеобразной творческой мастерской. Назрела необходимость в установлении отсутствующей до сих пор тесной связи между самодеятельными художниками и местными организациями союза художников. Такое содружество позволило бы существенно обогатить искусство самодеятельных художников, повысить их профессиональный уровень, способствовало бы выявлению более ярких талантов, дарований. Не решен вопрос с информированием общественности о деятельности самодеятельных художников, не проводится обсуждение их картин, разрабатываемых ими направлений творчества. Наконец, выставки хорошо смотрятся в летнее время, но производят крайне жалкое впечатление зимой: крыши над головой (в буквальном смысле) самодеятельные художники не имеют.

Есть и свои проблемы и у коллекционеров. Несмотря на значительное количество всевозможных любительских объединений и клубов (филателистов, нумизматов и т.д.), многие вопросы решаются вне их.

В качестве вывода по неформальным объединениям молодёжи.

Проблема молодёжи, и в частности, молодёжной контркультуры сегодня носит глобальный характер и порождена в первую очередь кризисом всех существующих моделей социализации: в 60-е годы этот кризис впервые выплеснулся на парижские мостовые (студенческая революция 1968 года), затем ещё в более резких формах обнажился в развивающихся странах, а в конце 70-х “лавина” настигла и нас. но нельзя забывать и о национальной специфике: на Западе, хоть и присутствуют все те элементы (от расправно-самосудных команд до политических “самодельщиков”), которые у нас образуют самодеятельное движение, но нет феномена "неформалитета". Породила наших неформалов, прежде всего командно-бюрократическая система, которая вытолкнула за свои пределы и объединила по принципу неприятия самые разношёрстные и взаимоисключающие элементы. В самом деле, что общего между профессиональными художниками, которых не выставляют, противниками дамбы и теми, кто создал свой “замкнутый мирок добра и братства”(“Система”)?

И ещё. Мы почему-то с порога подозреваем, что поползновения юного акселерата непременно антисоциальны. А они в большинстве случаев естественны, просты и полностью правомерны. Парню хочется в принципе того же, что и любому из нас: завести друга, компанию, которая обеспечивает общение и хотя бы минимальную защиту, найти девушку (желание вполне оправданное!) и, наконец, самоутвердиться — то есть как бы узаконить в глазах окружающих сам факт своего пребывания на земле. Короче - парню хочется стать мужчиной. Благородное и своевременное стремление! Кто-нибудь против? А неформальное объединение — всего лишь способ достижения этих целей. Правда, формы их достижения бывают спорными…

Так что для пятнадцати-шестнадцатилетнего парня новое неформальное течение не забава, а необходимость. В чужом доме все квартиры заселены, кроме разве что дворницкой,— значит, надо строить свой дом. Он и строит.

А почему столь хаотична смена пристрастий, почему после музыки стрижка, а потом танец, а потом гоняют на мотоциклах, а потом нитка на запястье и манера жить? Да просто потому, что все это не имеет значения. Новому поколению нужен новый фирменный знак, новый флажок, новый клич, на который сбегутся сторонники. Главное, чтобы знак был заметный, а флаг яркий, а клич громкий. Робкий вызов просто не заметят, ношеную перчатку не поднимут. “Металл” — годится, брейк — годится, зеленые волосы — в самый раз.

Разумеется, подростки не собираются на некую конференцию для выработки новой идеи и униформы. Просто из циркулирующих в обществе разнородных идей какая-то начинает одерживать верх — а там уж срабатывает закон толпы, и растерянные новобранцы собираются именно под победное знамя.

3.4. Что дают молодёжи объединения?

Главной функцией любого объединения, будь то самодеятельное движение или контркультурная неформальная группа, является одна — стремление к самореализации, субъектному воплощению (другими словами, чем-то оправдать своё пребывание в этом мире). Если у ребёнка 14-17 лет социализация состоит прежде всего в огульном отрицании социума (в этом и кризис социализации), то у молодёжи постарше главенствует ориентация на определённые социально значимые цели. Но и для тех и для других деятельность носит и самоценный характер общения с единомышленниками, построенного на взаимопонимании и взаимодоверии, а именно этих качеств многим молодым в жизни не хватает.

Функцию самореализации дополняют 3 другие, характерные для деятельности всякой самодеятельной группы.

Инструментальная. Каждое объединение, клуб, группа, будь то “Спасение” или команда Либеров, преследуют определённую цель: в первом случае – явную (защита памятников истории и архитектуры, стремление возродить и сохранить национальную культуру), во втором – размытую, неосознанную (стать сильным и утвердиться в среде сверстников, заставить себя уважать). В любом случае группа есть инструмент для достижения сознательных или неосознанных, но вполне конкретных результатов.

Не менее важна компенсаторная функция. В учебном (трудовом) коллективе, даже в семье личность нередко чувствует себя замкнутой, стеснённой рамками обязанностей и социальных ожиданий, зависимой от преподавателя, родителей или начальника. В этом случае участие в деятельности (особенно неформальной) самодеятельной группы компенсирует отсутствие личной независимости и свободы в традиционных структурах. Другое дело, что человек останется в зависимости от вожака, лидера, определённых правил поведения в новой для него общности, то есть независимость может быть мнимой, относительной, но самоощущение её возникает.

Несмотря на господство потребительского отношения к искусству, немалая часть молодёжи ищет активного самовоплощения. Самодеятельные группировки выполняют ещё и эвристическую функцию, особенность которой состоит в том, что она сильнее выражена в художественно-творческих социокультурных и соционравственных (“Милосердие”) организациях, в то время как в подростковых контркультурных группах значительно слабее или вовсе отсутствует.

3.5.  Мотивы участия подростков в неформальных объединениях и группировках.

 Присоединение к неформальной группе – нормальный и закономерный выбор подростка. Исходные мотивы, приводящие его в неформальные группы, оцениваются исследователями как естественные для данного возраста. Так, И.П. Башкатов полагает, что «вовсе не извращенные естественные потребности подростков в модной одежде, сексуальном удовольствии, престижных предметах, употреблении спиртного, наркотических веществ и т.п., а социальная потребность в общении, самоутверждении, престиже, стремление улучшить свою жизнь толкают их к взаимодействию с другими людьми. И такими людьми оказываются не родители, не педагоги и даже не «нормальные» сверстники, а такие же как они, «отверженные» подростки, стихийно объединившиеся в неформальные группы». Выбор конкретной неформальной группы чаще является несвободным, ибо подросток обычно вынужден присоединяться к той группе, что доминирует на территории его проживания (социализации). Причины вступления в группы:
     одиночество – 27%;
     непонимание родителей – 24 %.
     Среди прочих были названы: стремление к защищенности;
     обособленность;
     подражание, группирование;
     свобода;
     эмоциональная насыщенность общения;
     стремление компенсировать недостатки традиционных институтов семьи и школы.
     Черты характера, которые нравятся им в подростках из группировок:
     умение постоять за себя (54%),
     смелость (40%),
     независимость (35 %).
     Отличительной чертой общения подростков во многих стихийных неформальных группах является беспредметность. Когда у коммуникации в группе появляется постоянный предмет, группа переходит в новое качество. Этот постоянный предмет впоследствии, как правило, и определяет тип субкультуры, принятый в группе: романтико-эскапистская или, может, гедонистско-развлекательная, радикально-деструктивная или полуделинквентная, – т.е. определяет ее, группы, ценности и образ жизни. Изменение предмета коммуникации, особенно, – появление постоянного предмета ее есть зачастую первый симптом культурных перемен на микросоциальном уровне.
     Объединение в группы можно рассматривать как средство выхода внутренней активности, реализации потребностей самоидентификации, самоутверждения, свойственным отнюдь не только подростковому возрасту. Более того, некоторые неформальные объединения выполняют полезную функцию, направляя и управляя социальной активностью молодежи [4,16-21]. Субкультуры во многом – своего рода «ростковые зоны» на теле «большой» (мэйнстримовской) культуры. Они необходимы как гарантия от культурной стагнации. Они – своеобразный культурный авангард.

Глава4

Молодежные направления и их особенности.

  Хиппи
     Субкультура хиппи – одна из старейших молодежных субкультур в РФ.
     Движение хиппи развивалось «волнами«: первая волна относится к концу 60 – началу 70 гг., вторая – к 80 гг. Примерно с 1989 г. наблюдается резкий спад, выражавшийся в резком уменьшении числа приверженцев данного движения. Однако в середине 90 гг. неожиданно заявила о себе «третья волна« хиппи. Неофиты движения молодых (15—18 лет) и являются преимущественно школьниками и студентами младших курсов. В количественном отношении девушки преобладают над юношами.
     Внешний вид хиппи «третьей волны« достаточно традиционен: длинные распущенные волосы, джинсы или джинсовая куртка, иногда балахон неопределенного цвета, на шее – «ксивник» (небольшая кожаная сумочка), украшенная бисером или вышивкой. На руках – «феньки» (от англ. thing – вещь), т.е. самодельные браслеты или бусы, чаще всего из бисера, дерева или кожи.
     Данный элемент атрибутики хиппи вышел за субкультурные рамки, распространившись среди молодежи: «феньки» могут украшать руки и школьницы, и преподавательницы вуза. От «классических» хиппи «третью волну» отличают такие атрибуты, как рюкзак и три-четыре колечка в ушах, реже в носу (пирсинг). Движение хиппи следует отнести к субкультурам, которым свойственно стремление к самопознанию и самоосознанию (мы назвали бы их рефлексирующими или рефлексивными). Работая в школе, а затем в вузе, автор сталкивался с хиппи, делавшими глубокие и информативные сообщения (или рефераты) о ценностях хиппи, психологии хиппи, их социологии и философии, что довольно плохо согласуется со стереотипом волосатого и ленивого бездельника. В Омске культура хиппи находится в упадке после периода некоторого подъема в конце 90-х. Частично она вытеснена субкультурой ролевиков.

     Индеанисты
     Молодежной субкультурой, относимой нами к числу романтическо-эскапистских, являются индеанисты. Они изучают культуры индейцев, преимущественно североамериканских, стремясь к точному воспроизведению их обычаев и обрядов. По наблюдению Т. Щепанской, индеанисты — нечто среднее между клубом любителей американских индейцев и религиозно-мистическим движением. При всей «этнографической» атрибутике индеанистской субкультуры ценности ее: коллективизм (общинность), экологизм, космизм, — перекликаются с традиционными российскими ценностями. В Омске данная субкультура представлена слабо.

     Толкинисты и ролевики
     В молодежной культуре 90 гг. появились толкинистское движение и связанная с ним, порожденная им же толкинистская субкультура. Известный английский филолог и писатель Дж. P.P. Толкин (на сленге толкинистов – Профессор) родился в 1892 и умер в 1973 г. Его книги «Хоббит», «Властелин колец» и «Сильмариллион» относятся к жанру fantasy – сказочной фантастики. Толкин – мастер особой, завораживающей атмосферы повествования, так что читатель начинает отождествлять себя с героями книги. Это стало одним из факторов, вызвавших к жизни неожиданный для самого автора социокультурный феномен – ролевые игры по книгам Толкина. Ролевая игра (roleplaying) близка к импровизированной театральной постановке. Готовится реквизит (безопасное оружие, одежда, соответствующая толкиновскому условному средневековью). Мастера – режиссеры игры – распределяют роли, игроки проходят нечто вроде экзамена на знание фантастического мира Толкина и предыстории своего персонажа, намечается сюжетная линия.
     В начале 90 гг. толкинисты появляются и в России, прежде всего в Москве и С.-Петербурге. В Омске это движение принято связывать с топонимом «Парк Победы», в среде ролевиков более известном как «Полигон»*. Начало движения у нас приходится на год 1995-96. Омские толкинисты и ролевики активно участвуют во всероссийских слетах и фестивалях. На фоне прочих субкультур данная в нашем городе может считаться вполне процветающей.
     Толкинистское субкультурное движение стало частью и продолжением советской романтико-эскапистской традиции, находившей в разное время выражение и в хиппизме, и в туристическом движении. В 90-х гг. отечественные толкинисты стремительно вовлекли в свою «сферу влияния» и ассимилировали часть представителей других молодежных субкультур (хиппи, рокеров и даже панков). Появляются продолжения Толкина, написанные с иных мировоззренческих позиций, издается обширная фэн-пресса, есть масса веб-ресурсов, созданных и поддерживаемых толкинистами. Это существенно отличается от движения западных почитателей Толкина: известно, что там преобладают узость, изолированность, деятельность толкинистов сводится к компьютерным играм, переписке по E-mail и узкоакадемическим штудиям. 
     В 1993—94 гг. движение толкинистов переживает кризис роста. Он был преодолен путем расширения диапазона ролевых сюжетов, включения в них не только произведений Толкина, но и других писателей-фантастов, а также исторических сюжетов. В это же время организационно отделилось движение ролевых игр, хотя по атрибутике, ценностным ориентациям ролевики близки к толкинистам. Впрочем, организационное размежевание, кажется, никогда не было абсолютным.
     Можно констатировать, что в России субкультура толкинистов и ролевиков развивается в последние годы наиболее активно и динамично.

     Байкеры
     С определенными оговорками можно отнести к романтическо-эскапистским субкультурам также байкеров и хакеров. Традиционно их относят к субкультурам соответственно спортивной и интеллектуальной направленности.
     Вместе с тем гонки на мотоциклах — особый, претендующий на элитарность мир мужского братства, как и уход в виртуальный мир, – можно рассматривать как своеобразный эскапизм. [8, 95-96]
     Байкеры (от англ. bicycle – сокр. bike) – мотоциклисты, которых у нас часто именовали рокерами, что неточно: рокеры это любители рок-музыки.
     Сообщество байкеров нельзя определять как сугубо молодежное. Первых «настоящих» байкеров называли «харлеистами» – по известной марке мотоцикла «Harley-Davidson» (основана в 1903 г. Уильямом Харли и братьями Девидсон). Подлинное признание эти мотоциклы получили в 30-х годах ХХ века в США. В 40-х годах ряды байкеров солидно пополнились за счет ветеранов Второй мировой войны. Отечественная субкультура байкеров, как и хиппи, пережила по крайней мере два подъема: один в конце 70 – начале 80 гг., другой – уже в 90 гг. [4, 125-126] В Омске есть региональный байк-клуб и, насколько мне известно, летом этого года в городе даже проводилось некое мероприятие под названием «Байк-шоу», по слухам, имевшее резонанс.

     Растаманы
     Субкультура, возникшая в 20-е гг. XX в. на Ямайке и уходящая корнями в синкретические культы стран Африки и Карибского бассейна, на российской почве выглядит весьма экзотичным растением. Красно-желто-зеленые (цвета флага Эфиопии) береты, волосы, заплетенные в косички (дреды) – вот наиболее броские черты внешнего облика «растаманов». Можно смело утверждать, что мало кто из молодых россиян, примеривших на себя подобный стиль, глубоко знаком с идеологией национально-религиозного движения афро-американского населения Ямайки, увидевшего в эфиопском императоре Хайле Селассие мессию, своего рода собирателя «пребывающих в рассеянии» выходцев из Африки. В 1930 г. далекая Ямайка представляла гремучую смесь африканских сект с трудно выговариваемыми названиями. Высланный из США Маркус Мосайя Гарви активно проповедует идею о том, что Иисус Христос был черным, поэтому следует ждать пришествия из Африки великого царя – избавителя черной расы.
     2 ноября 1930 г. принц (рас) Тафари Маконен (или Рас Тафари – отсюда и название движения) короновался императором Эфиопии. Тысячи людей сочли пророчества сбывшимися. Так зародилось растафарианство.
     С самого первого дня своего существования оно было призвано помочь африканским нациям обрести потерянный рай и восстановить справедливость на Земле. Джа (иск. англ. Jesus) – главный Бог растафарианства. Растафари считают, что изначально Библия была написана на амхарском языке (язык Эфиопии) и только потом переведена на древнееврейский.
     Растафари считают, что все ценное для человечества зародилось в Африке. Африка – это рай на Земле, где живут растафари, согласно воли великого Джа. Вавилон с их точки зрения – ад, губительный город, юдоль греха и смерти. Они объявляют Вавилону (белой культуре) войну. С их точки зрения, можно: любить людей, курить траву, бездельничать, постигать смысл жизни, рассказывать другим о растафари, философствовать, играть на барабанах, бороться с Вавилоном, носить дреды и слушать регги; нельзя: есть свинину, моллюсков, соль, уксус, рыб без чешуи, коровье молоко, курить табак, пить ром и вино, носить вещи с чужого плеча, есть приготовленную другими пищу, играть в азартные игры, касаться мертвых, проповедовать недостойным. Растафари любят праздники. Их жизнь можно смело определить как «праздник каждый день». Обычно они подрабатывают музыкой или любым другим творчеством, живут в квартирах своих знакомых.
     Во внешнем облике, помимо маек с листом каннабиса, вязаных балахонов и шапок (самодельных) и расцвеченных под эфиопский флаг, у растафари имеются и другие знаки отличия. Например, расточки. Это несколько длинных волосков с вплетенными в них нитками, камушками, шариками или еще чем-нибудь и, конечно же, дреды – длинные локоны, натертые воском для волос и скрученные в плотные тяжи (подробнее о растаманах см. в статье О.Ровинской).
     Возвращаясь к субкультуре растафарианства в России, следует отметить, что молодые растафари, будучи практически не знакомы с идеологией национально-религиозного движения афро-американского населения, в большинстве своем являются просто поклонниками музыки реггей (зародилось в 60-е гг. на Ямайке) [4, 123-125]. Сказанное во многом справедливо и для Омска с той оговоркой, что у нас к растафари себя нередко причисляют просто потребители травки со стажем.

     Хакеры

(компьютерные фанаты) — субкультура, в Омске находящаяся еще в процессе формирования. В основном это студенты технических факультетов вузов, старшеклассники школ с физико-математическим уклоном. Установить точно численность хакеров затруднительно еще и потому, что общаются они преимущественно посредством компьютерных сетей. Кроме того, далеко не все компьютерные фанаты осознают себя некоей общностью со своими ценностями, нормами, специфическим стилем.

     Рэйверы.

    Из субкультур, названных нами гедонистическо-развлекательными, подробнее охарактеризуем рэйверов и роллеров. Хотя обычно рэйверов относят к музыкантам, а роллеров – к спортивным субкультурам, мы полагаем, что общность базовых ценностей, лежащих в основе этих субкультур: легкое, беззаботное отношение к жизни, стремление жить сегодняшним днем, быть одетым по последней моде, — достаточное основание для их сближения при типологизации.
     Субкультура рэйверов (rave – англ, бред, бессвязная речь) возникает в 80 гг. в США и Великобритании. В России распространяется с начала 90-х гг. В музыкальном отношении стиль рэйв — преемник стилей техно и эйсид. Неотъемлемая часть рэйверского стиля жизни — ночные дискотеки с мощным звуком, компьютерной графикой, лучами лазеров. Для одежды рэйверов характерны яркие краски и использование искусственных материалов (винил, пластик).
     Развитие субкультуры рэйва шло параллельно с распространением наркотиков, в частности психостимуляторов амфетаминового ряда («экстэзи», «скорость»). Принятие стимуляторов и галлюциногенов с целью «расширения сознания» стало, к сожалению, практически неотъемлемой частью рэйверской субкультуры. Вместе с тем многие деятели молодежной культуры, в том числе и ди-джеи – ключевые фигуры рэйв-субкультуры — высказывали и высказывают крайне негативное отношение к приему наркотиков. В Омске последние годы характеризуются заметным подъемом клубной культуры: увеличилось число площадок, систематически приглашаются и выступают ди-джеи с мировыми именами. Насколько это связано с подъемом рэйв-культуры в целом однозначно сказать сложно.

     Роллеры
     Роллерами называют любителей роликовых коньков. Они предпочитают спортивную одежду ярких расцветок, часто повседневно носят наколенники и налокотники. В основном роллеры – школьники обоего пола или студенты начальных курсов (13—19 лет). Роллеры, как правило, дети из обеспеченных семей. Их численность в Омске на момент публикации (2005г.) — несколько десятков человек, что обусловлено, вероятно, не в последнюю очередь высокой ценой роликов и аксессуаров.

     Панки
     Субкультуры, относимые нами к анархо-нигилистическим или даже радикально-деструктивным – маргиналы среди молодежных субкультур. Это, в частности, относится к панкам. Влияние панковской субкультуры в СССР и постсоветсткой России никогда не было значительным. Панки в ортодоксальном смысле слова – для России скорее редкость, чем норма. Обычно люди, называющие себя панками, во многом используют и элементы атрибутики других субкультур: футбольных и хоккейных фанатов, рокеров или ролевиков – так или иначе «мигрируют» в направлении этих субкультур. Подобная культурная диффузия особенно характерна для неформальных молодежных групп российской провинции. Но не только для нее. В 90 гг. на Западе такая диффузия, например, охватила субкультуры панков и металлистов (музыка стиля хэви-метал или трэш-метал). Среди рок-музыкантов и их слушателей появляются люди, называющие себя панк-трэш-металлистами. На Западе панк-культура оказала огромное влияние на развитие других течений и породила множество собственных. Среди таких ответвлений есть и относительно «просоциальные» – например straight edge (SxE).
     Нигилистический характер носит и субкультура сатанистов. Еще в конце 80 гг. в США от субкультуры хэви-металлистов отделилась группа «черных металлистов», сблизившаяся с приверженцами Церкви сатаны Шандора Лавэя. Их идеология – идеология эпатажа и бунт против церковно-традиционалистской системы. Примерно с середины 90-х гг. можно говорить о наличии сатанистской субкультуры и в России. В Омске данная субкультура не представлена вовсе или представлена крайне слабо. Те, кого у нас принято называть «сатанистами» в гопнической среде, сами себя к таковым относят редко и скорее являются поклонниками готик - и блэк-рока (т.н. готами).

     Гопники

Наконец, речь зашла о криминально-делинквентых молодежных субкультурах. В первую очередь необходимо упомяуть т.н. «гопников», «группировочников», или «мотальщиков». Расцвет данной субкультуры приходится на 80 гг. В середине 90-х появляется новое поколение «гопников», неконтролируемое организованной преступностью или контролируемое ей в меньшей степени. Они быстро проявили себя как «культурные враги» большинства молодежных субкультур: байкеров, рэйверов, роллеров и т.д. Любой подросток, заподозренный в принадлежности к той или иной субкультуре, может быть избит, подвергнут сексуальному насилию, ограблен. Противостояние молодежных банд также еще не ушло в историю, но лишь переместилось на периферию [8, 95-96]. На распространенности гопничества в городе Омске специально, видимо, можно не останавливаться.

Заключение

В наибольшей степени проблема молодёжи в нашей стране связана с унаследованной от тоталитарной системы нетерпимостью к другому образу жизни и поведению, причём прослеживаемой не столько в правовых актах, сколько в умах самих граждан. Непримиримость рождает ответную непримиримость, и поэтому сегодняшняя молодёжь, принимая от родителей материальную помощь, не принимает родительского образа жизни, взглядов и поведения. На почве подобных межгенерационных и социальных противоречий и произрастает современная молодёжная субкультура — “вся из контрастов, из острых углов, из клубка нравственных и эстетических проблем”.

В связи с этим, задачей современного исследования молодёжной субкультуры должен быть в первую очередь отказ от негативистских предубеждений и дифференцированный подход к оценке отличных от общепринятого мировоззрений и деятельности современных формальных и неформальных молодёжных объединений.

И в качестве вывода. Если народ имеет то правительство, которое он заслуживает, то народ и правительство имеют дело с той молодёжью, которую они сами воспитывают — любое проявление невнимания к молодёжным проблемам способно (возвращаясь, подобно бумерангу, с другой стороны в самый непредвиденный момент) создать ещё большие проблемы для настоящего и будущего общества.

Список литературы
1. Волков Ю.Г. Социология. – М.: Гардарики, 2000.
2. Жуховицкий Л. Что же делать с этой молодежью?// Юность, 1988, №9.
3. Кравченко А.И. Введение в социологию: учебное пособие для 10-11 кл. общеобразовательных учреждений. – М.: Просвещение, 1997.- 190 с.
4. Косарецкая С.В. О неформальных объединениях молодежи / С.В. Косарецкая, Н.Ю. Синягина. – М.: Гуманитарный издательский центр ВЛАДОС, 2004. – 159 с.
5. Лисовский В.Т. Советское студенчество: соц. очерки. – М.: Высшая школа, 1990. – 304 с.
6. Российская социологическая энциклопедия. Под общей редакцией академика РАН Г.В.Осипова. – М.: издательская группа НОРМА-ИНФРА-
М, 1998. – 672 с.
7. «Real Экстрим» журнал об экстремальном спорте и развлечениях. Пилотный выпуск. Август 2004.
8. Сергеев С.А. Молодежные субкультуры в республике Татарстан. // Социс 11/98
9. Харчева В.Г. Основы социологии: учеб. – М.: Логос, 1997.
10. Журнал «Социс», выпуски за 1998, 2003 гг.

Язык: Русский

Скачиваний: 1070

Формат: Microsoft Word

Размер файла: 49 Кб

Автор:

Скачать работу