1001 день, или новая Шахерезада — страница 10

  • Просмотров 14301
  • Скачиваний 258
  • Размер файла 49
    Кб

Мономаха, и длинная шуба. Однажды, возвращаясь домой, он попал в переполненный трамвай. И, на его беду, он попал в один из тех зараженных ссорою вагонов, которые часто циркулируют по столице. Ссору в них начинает какая-нибудь мстительная старушка в утренние часы предслужебной давки. И мало-помалу в ссору втягиваются все пассажиры вагона, даже те, которые попали туда через полчаса после начала инцидента. Уже зачинщики спора давно

сошли, утеряна уже и причина спора, а крики и взаимные оскорбления все продолжаются, и в перебранку вступают все новые и новые кадры пассажиров. И в таком вагоне до поздней ночи не затихает ругань. В такой именно, зараженный драчливой бациллой, вагон попал в нетрезвом состоянии товарищ Алладинов. В трамвае он давно уже не ездил, так как пользовался автомобилем. И едва он попал на площадку, как оскорбил мирного пассажира словом и,

не дожидаясь ответной реплики, оскорбил его также и действием. Все это он проделал, весело улыбаясь и представляя себе удивление милиционера при виде волшебного билета. И, вдоволь насладившись, он вынул билет в коричневом переплетике, раскрыл его и похлопал по нем ладонью. Но билет не привел милиционера в трепет. - А еще партийный! - сказал бравый милиционер. - Позор, позор, позор! И, заломив руку пьяного товарища Алладинова

японским приемом "джиу-джитсу", милиционер свел его в отделение. Билет остался в отделении и больше не возвращался к его обладателю. И пухлая звезда товарища Алладинова померкла с еще большей быстротой, чем взошла, потому что обнаружились все его нечистые дела. И вот все об этом позорном человеке. Но эта история, как она ни интересна, далеко уступает рассказу о двух друзьях - о товарище Абукирове и товарище Женералове. - Я

ничего не слыхал об этих людях! - сказал товарищ Фанатюк. И подумал: "Клянусь Госпланом, я не уволю ее, пока не узнаю этой, по всей вероятности, замечательной истории!" Рассказ о "Гелиотропе" И Шахерезада Федоровна, музыкально позвякивая чайной ложечкой, неторопливо начала повествование: - Знайте же, о высокочтимый товарищ Фанатюк, и вы, члены комиссии по чистке, что ни в одном городе Союза нельзя найти такого количества

представительств, как в Москве. Они помещаются в опрятных особнячках, за зеркальными стеклами которых мерещится яичная желтизна шведских столов и зелень абажуров. Особнячки отделены от улицы садиками, где цветет сирень и хрипло поет скворец. У подъезда между двумя блестящими от утренней росы львами обычно висит черная стеклянная досточка с золотым названием учреждения. В таком учреждении приятно побывать, но никто туда не