1001 день, или новая Шахерезада — страница 12

  • Просмотров 15187
  • Скачиваний 260
  • Размер файла 49
    Кб

гораздо больше, чем с вазонами, и пришел на службу не в десять, а в девять. Но тут Шахерезада заметила, что время службы истекло, и скромно умолкла. А когда наступил Девятый служебный день, она сказала: - ...И пришел на службу не в десять, а в девять. И вот оба они, не осмеливаясь даже обменяться взглядами, просидели весь рабочий день. Они гремели счетами, рисовали зайчиков в блокнотах большого формата и без повода рылись в ящиках, не

осмеливаясь уйти один раньше другого. На этот раз нервы оказались сильнее у Женералова. Томимый голодом и жаждой, Абукиров ушел из "Гелиотропа" в половине седьмого вечера. Женералов, радостно взволнованный победой, убежал через минуту. Но третий день дал перевес начальнику газонов. Он принес с собой бутерброды и, напитавшись ими, свободно и легко просидел до восьми часов. Левой рукой он запихивал в рот колбасу, а правой

рисовал обезьяну, притворяясь, что работает. В восемь часов пять минут начальник вазонов не выдержал и, надевая на ходу пальто, кинулся в общественную столовую. Победитель проводил его тихим смешком и сейчас же ушел. На четвертый день оба симулировали до десяти часов вечера. А дальше дело развивалось в продолженном обоими чрезвычайно быстром темпе. Женералов сидел до полуночи. Абукиров ушел в час ночи. И наступило то время, когда

оба они засиделись в "Гелиотропе" до рассвета. Желтые, похудевшие, они сидели в табачных тучах и, уткнув трупные лица в липовые бумажонки, трепетали один перед другим. Наконец их потухшие глаза случайно встретились. И слабость, овладевшая ими, была настолько велика, что оба они враз признались во всем. - А я-то дурак! - восклицал один. - А я-то дурак! - стонал другой. - Никогда себе не прощу! - кричал первый. - Сколько мы с вами времени

потеряли зря? - жаловался второй. И начальники газонов и вазонов обнялись и решили на другой день вовсе не приходить, чтобы радикально отдохнуть от глупого соревнования, а в дальнейшем, не кривя душой, играть на службе в шахматы, обмениваясь последними анекдотами. Но уже через час после этого мудрого решения Абукиров проснулся в своей квартире от ужасной мысли. "А что, - подумал он, - если Женералов облечен специальными

полномочиями на предмет выявления бездельников и вел со мной адскую игру?" И, натянув на свои отощавшие в борьбе ножки москвошвейные штаны из бумажного бостона, он побежал в "Гелиотроп". Дворники подметали фиолетовые утренние улицы, молодые собаки рылись в мусорных холмиках. Сердце Абукирова было сжато предчувствием недоброго. И действительно, между мокрыми львами "Гелиотропа" стоял Женералов со сморщенным от