Алешкино сердце — страница 3

  • Просмотров 2771
  • Скачиваний 26
  • Размер файла 29
    Кб

привязанный кобель. - Цыц!.. Серко... Серко...- Стягивая губы, Алешка посвистал заискивающе, и кобель смолк. В калитку не пошел Алешка, перелез через плетень и ощупью, ползком добрался до погреба, накрытого бурьяном и ветками. Прислушиваясь, звякнул цепкой. Не заперт погреб. Крышку приподнял, ежась спустился по лестнице. Не видал Алешка, как из стряпки выскочила Макарчиха. Подбирая рубаху, прыжками добежала до повозки, стоявшей

посреди двора, выдернула шкворень и - к погребу. Свесила вниз распатлаченную голову, а Алешка закрыл помутневшие глаза и, прислушиваясь к ударам тарахтящего сердца, не передыхая пил из кувшина молоко. - Ах ты, хвитинов в твою дыхало? Ты что же это делаешь, сукин сын?.. Разом отяжелевший кувшин скользнул из захолодавших Алешкиных пальцев и разлетелся вдребезги, стукнувшись о край лестницы. Комом упала Макарчиха в погреб... x x x Легко

подняла Алешку за плечи, молча, с плотно сжатыми губами, вышла на проулок, прошла под плетнем до речки и бросила вялое тело на ил, около воды. На другой день - праздник троица. У Макарчихи пол усыпан чабрецом и богородицыной травкой. С утра выдоила корову, прогнала ее в табун, шальку достала праздничную, цветастую, в разводах, покрылась и пошла к Алешкиной матери. Двери в сенцы распахнуты, из неметеной горницы духом падальным несет.

Вошла. Алешкина мать на кровати лежит, ноги поджала, и рукою от света прикрыты глаза. На закоптелый образ перекрестилась Макарчиха истово. - Здорово живешь, Анисимовна! Тишина. У Анисимовны рот раззявлен криво, мухи пятнают щеки и глухо жужжат во рту. Макарчиха шагнула к кровати. - Долго пануешь, милая... А я, признаться, зашла узнать, не будешь ли ты продавать свою хату? Сама знаешь - девка у меня на выданье, хотела зятя принять... Да ты

спишь, что ли? Тронула руку - и обожглась колючим холодком. Ахнула, кинулась от мертвой бежать, а в дверях Алешка стоит - белей мела. За косяк дверной цепляется, в крови весь, в иле речном. - А я живой, тетя... не убивай меня... я не буду! x x x Перед сумерками через улицы, увешанные кудрявыми коврами пыли, через площадь, мимо отерханной церковной ограды, тенью шел Алешка. Возле школы, под нахмуренными акациями, повстречал попа. Шел из церкви

тот, сгорбатившись нес в мешке пироги и солонину. Алешка, кривя губы, прохрипел: - Христа ради... - Бог подаст!..- И зашагал мимо, сутулясь, путаясь в полах подрясника. Возле речки в кирпичных сараях и амбарах - хлеб. Во дворе дом, жестью крытый. Заготовительная контора Донпродкома э 32. Под навесом сарая - полевая кухня, две патронные двуколки, а у амбаров - шаги и нечищеные жала штыков. Охрана. Выждал Алешка, пока повернется спиною