Алешкино сердце — страница 4

  • Просмотров 3061
  • Скачиваний 27
  • Размер файла 29
    Кб

часовой, и юркнул под амбар (доглядел еще поутру, что из щелей струею желтой сочится хлеб). Брал в пригоршню жесткое зерно, жевал жадно. Опамятовался от голоса сзади: - Это кто тут? - Я... - Кто ты? - Алешка... - Ну, вылазь!.. Поднялся на ноги Алешка, глаза зажмурил, ждал удара, ладонями закрывая лицо. Стояли долго... Потом голос добродушно буркнул: - Пойдем ко мне, Алешка! У меня есть пшеница пареная. Успел доглядеть Алешка на горбатом носу очкя

тусклые и улыбку, совсем не сердитую. Очкастый зашагал, отмеряя длинными ногами, как ходулями, а Алешка за ним поспешил, спотыкаясь и падая на руки. В заготконторе вторая дверь по коридору направо с надписью: "Помещается политком Синицын!" Вошли. Очкастый зажег жирник, сел на табурет, широко разбросав ноги, а Алешке под нос потихонечку сунул горшок с пареной пшеницей и в полбутылке подсолнечное масло. Глядел, как двигались

Алешкины скулы и на щеках его вспухали и бегали желваки. Потом встал и взял горшок. Алешка уцепился бородавчатыми пальцами за края. Всхлипнул, тряся головой. - Жалко тебе, жадюга?! - Не жалко, дурья твоя голова, а облопаешься, издохнешь! x x x На другой день во двор заготконторы с рассветом пришел Алешка. Сидел на поломанных порожках, ляская зубами, и до восхода солнца ждал, пока скрипнет дверь с надписью "Помещается политком

Синицын!" и на пороге покажется очкастый. Солнце перевалило через кирпичные сараи, когда встал очкастый. Вышел он на крыльцо и носом закрутил. - От тебя воняет, Алешка? - Я исть хочу...- буркнул Алешка и глянул на очки снизу вверх. - Сейчас мы сварим каши, но... от тебя, Алеша Попович, все-таки воняет. Алешка сказал просто и деловито: - Меня Макарчиха убивала, а теперь жарко, и в голове черви завелись... Очкастый побледнел и переспросил: - У

тебя черви? - В голове!.. Грызут дюже... Алешка снял с головы перепревший от крови пук конопли, а очкастый заглянул в круглую гноящуюся рану на Алешкиной голове. Увидел, как из сукровицы острые головки кажут белые черви, и застонал, через крыльцо перегнувшись. Алешка осмелел и сказал; - Ты вот чего... ты мне их повыковыряй палочкой, а в дыру керосину налей... Подохнут черви с керосину-то? Очкастый заостренной палочкой выковыривал из раны

склизких червяков, а Алешка скулил и перебирал ногами. С этих пор и установилась промеж них дружба. Каждый день приползал в заготконтору Алешка, жрал толокно из чашки, хлебал масло, ел много и жадно и всегда беспокойно ощущал на себе пытливо-ласковый взгляд. x x x За прогоном, за зеленой стеной шуршащих будыльев кукурузы отцвело жито. Колос вспух и налился ядреным молочным зерном. Каждый день мимо хлебов гонял Алешка в степь пасти