Алешкино сердце — страница 8

  • Просмотров 2768
  • Скачиваний 26
  • Размер файла 29
    Кб

меня... Ненадежный... Минут через пять скрипнула гуменная калитка, хозяин пронес беремя сена; следом шел чужой, звякая шашкой и путаясь в полах шинели. Голос услыхал Алешка сипло-придушенный: - Пулеметы есть у них? - Откедова!.. Два взвода красных стоит во дворе конторы... И все... Ну, там политком еще, весовщики... - Завтра в полночь приедем на гости... в Казенном лесу все... Перережем, ежели врасплох... Около крыльца заржала лошадь, второй в

шинели крикнул злобно: - Тю, проклятая!.. Звук удара и топот танцующих копыт. Перед рассветом, в редеющей темноте, со двора Ивана Алексеева выехали двое конных и крупной рысью поскакали по дороге к Казенному лесу, x x x Утром, за завтраком почти не ел Алешка, сидел, не подымая глаз. Покосился хозяин подозрительно. - Ты что не лопаешь? - Голова болит. Насилу дождался, пока кончится завтрак. Крадучись, прошел на гумно, перемахнул через

плетень и - рысью в контору. Ветром ворвался в комнату политкома Синицына, хлопнул дверью и стал у порога, придерживая руками барабанящее сердце. - Откуда ты сорвался, Алешка? Путаясь, рассказал Алешка про ночных гостей, про обрывки слышанного разговора. Очкастый выслушал, не проронив ни одного слова, потом встал, кинул Алешке ласково: - Посиди тут...- и вышел. С полчаса просидел Алешка в комнате очкастого. На окне сердито гудела оса,

по полу шевелились пряди солнечного света. Услышав во дворе голоса, глянул в окно Алешка. У крыльца стояли: очкастый с двумя красноармейцами, а в средине хозяин Иван Алексеев. Борода у него тряслась и прыгали губы: - По злобе наговорено вам... - А вот увидим!.. Таким еще не видел Алешка очкастого: слились на переносице брови, из-под очков жестоко блестели глаза. Отомкнул дверь в кирпичном сарае, стал сбоку и к Ивану Алексееву строго

так: - Заходи!.. Пригибаясь, шагнул в сарай Алешкин хозяин. Хлопнула дверь за ним. x x x - Ну вот гляди: так и так, потом раз, два, и гильза выбрасывается. Вот сюда вставляется обойма... Лязгает винтовочный затвор под рукою очкастого, смотрит он на Алешку поверх очков и улыбается. Вечером дегтярной лужей застыла над станицей темнота. На площади возле церковной ограды цепью легли красноармейцы. Рядом с очкастым - Алешка. У винтовки

Алешкиной пахучий ремень и от росы вечерней потное ложе... В полночь на краю станицы, возле кладбища, забрехала собака, потом другая, и сразу волной ударил в уши дробный грохот копыт. Очкастый привстал на одно колено, целясь в конец улицы, крикнул: - Ро-о-та... пли!.. Га-а-ах! Tax! Tax! Tax!.. За оградой вспугнутое эхо скороговоркой забормотало: ах-ах-ах!.. Раз и два двинул затвором Алешка, выбросил гильзу и снова услышал хриплое: "Рота, пли!"