Американские партизаны — страница 7

  • Просмотров 9751
  • Скачиваний 26
  • Размер файла 153
    Кб

вычеркнуто из списка партизан. Во всяком случае, не успел он уйти, как уже был забыт. Оставалось еще избрать поручика и подпоручика, затем настала очередь сержантов и капралов. Когда выборы были окончены, общее воодушевление охватило присутствующих, посыпались поздравления, всюду чокались, говорили речи. Словом, праздник был в самом разгаре, кто-то прошелся даже насчет пробковой ноги Санта-Аны. Расстались, конечно, не раньше, как

была пропета патриотическая песня "Star sprankled banner". 4. ПРИГЛАШЕНИЕ НА УЖИН Простившись с новыми товарищами и покинув трактир на улице Пойдрас, Флоранс Керней внезапно остановился, точно не зная, в каком направлении идти. Нет, он вовсе не забыл дороги к своему отелю, находившемуся по соседству, он давно привык ориентироваться во всех частях города, и его колебание объяснялосьсовсемдругим. "По крайней мере, дон Игнацио желает

меня видеть, хотя его дочь и не хотела бы этого. Однако я не могу воспользоваться его приглашением... Ах, если бы я знал раньше!.. После того, что я сегодня видел, мне положительно лучше вернуться в отель и никогда больше с нею не видеться", - думал Флоранс. Но вместо того, чтобы вернуться в отель, он продолжал стоять, не зная, на что решиться. Однако в чем же состояла истинная причина его колебания? Единственно в том, что все его мысли

были заняты несчастной любовью к Луизе Варвельде. "Что ей до того, - говорил он себе, - приду я к ней ужинать или нет?" Накануне дон Игнацио пригласил его к ужину, и он ответил согласием. Но после ему довелось быть свидетелем сцены, которая заставила его пожалеть о своем решении. Он застал Карлоса Сантандера шептавшим на ухо Луизе слова, - конечно, слова любви! - так как они заставили молодую девушку вспыхнуть. Он не имел ни

малейшего права требовать у Луизы отчета в ее поведении. Он видел дочь своего учителя не более десяти раз, когда приходил брать уроки. Иногда они обменивались ничего не значащими фразами о погоде, об испанском языке, о Новом Орлеане, в котором оба были иностранцами. Один только раз он уловил у нее большой интерес к разговору: когда, говоря о путешествиях, сказал, что собирается в Мексику. При этом он принялся рассказывать все, что

слышал о мексиканских женщинах, довольно наивно заметив, что жизни его там грозит меньше опасности, чем его сердцу. Кернею тогда показалось, что она прислушалась к этой фразе с особенным вниманием. - Да, дон Флоранс, - ответила она меланхолически, - вы увидите в Мексике много такого, что оправдает ваши ожидания. Мои соотечественницы действительно красивы, даже слишком красивы. Увидя их, вы скоро забудете... Сердце Кернея забилось, он