Анализ рассказа И. Бунина Несрочная весна — страница 2

  • Просмотров 686
  • Скачиваний 26
  • Размер файла 16
    Кб

полустанке — и заковылял, заковылял со своим мешком по зеленой березовой просеке”. Очень часто в произведениях Бунина звучит мотив обреченности, на читателя находит чувство тоски, грусти, одиночества. На примере пассажиров поезда, и в особенности профессора, автор хочет показать обреченность России и ее народа, безрезультатность реформ. Автор-повествователь, уехавший из Москвы, попал в “зажиточный поселок, мирный,

благообразный”. Этот поселок жил своей тихой и размеренной жизнью, совершенно не зависевшей от многолюдного и суетного внешнего мира. Старинная княжеская усадьба с “церковью, построенной знаменитым итальянцем”, с “огромными каменными воротами” зачаровала героя. Спокойствие, вечность и красоту он увидел в глухой и безлюдной подмосковной усадьбе. “За стенами пел, гудел летний ветер, — все тот же, тот же, что и двести, сто лет

тому назад. И я был один, совершенно один не только в этом светлом и мертвом храме, но как будто и во всем мире. Кто же мог быть со мною, с одним из уцелевших истинно чудом среди целого сонма погибших, среди такого великого и быстрого крушенья державы Российской, равного которому не знает человеческая история”. “К прошлому возврата нет, — говорит Бунин, — новое царит уже крепко, входит в колею, в будни”. Его связь с окружающим миром

постепенно рвется, он отрекается от действительности, его идеал — “яркая и разительно живая жизнь”, которая была когда-то 8 усадьбе и которая теперь умерла: Что ж, пусть минувшее исчезло сном летучим, Еще прекрасен ты, заглохший Элизей, И обаянием могучим Исполнен для души моей. Эти строки Баратынского Бунин относит к России. Да, она для него умерла, но он не может полностью забыть и оторваться от нее. Автор говорит, что есть еще

люди, которые не погибли подобно тысячам прочих, они пришли в себя и живут как все. “Но проходит ли даром человеку смерть, хотя бы временная! А главное, как переменился, как сказочно переменился даже самый белый свет за то время, которое мы, чудом уцелевшие, пребывали в могиле?” И даже те люди, которые ожили, не могут жить полноценной жизнью, потому что они одиноки, очень одиноки. “И росло, росло наваждение: нет, прежний мир, к

которому был причастен я некогда, не есть для меня мир мертвых, он для меня воскресает все более, становится единственной и все более радостной, уже никому не доступной обителью моей души!” Бунин выжил, он не погиб, как все прочие, но Россия для него стала чем-то чужим и далеким. “Да, я чудом уцелел, не погиб, как тысячи прочих, убиенных, замученных, пропавших без вести, застрелившихся, повесившихся”. Писатель задается вопросами: