Анализ рассказа "Книга" М. Горького из цикла "По Руси" — страница 3

  • Просмотров 1614
  • Скачиваний 25
  • Размер файла 31
    Кб

будет через десять лет, в сей день и час? Я вам верно скажу: то же самое. А через двадцать пять? И тогда – то же самое». Исхода нет. То есть, это, практически, прямая отсылка к знаменитому стихотворению А. Блока 1912 г. «Ночь, улица, фонарь, аптека…», входящего в цикл «Пляски смерти», а затем, в свою очередь, в цикл «Страшный мир». Дата публикации стихотворения – 1914. Я не могу сказать, позаимствовал ли кто-нибудь из писателей цитату друг у

друга, или каждый пришел к этой мысли самостоятельно, - важно указание на мироощущение Горького: жизнь – страшна, мир – страшен. «Медленно приближаясь, луч двоится, и вот он стал похож на чьи-то желтые жуткие глаза, они дрожат в гневном возбуждении, - к трем домикам станции ползет из глубины ночи некое злое чудовище, угрожая гибелью. Знаешь, что это – товарный поезд, но хочется представить себе другое, хотя бы страшное, но другое».

Автор и его приятель Юдин находят себе спасение в книгах. Глядя на них, смутно нащупывает это спасение и Колтунов, скорее, в пику героям, - для него привычнее, понятнее и даже естественнее пьяное забвение. «Книги были для нас просветами в мир действенной жизни из мира мертвой пустоты». Поэтому за книгу и развернулась некая борьба, глухое противостояние, напоминающее даже погоню за золотом в рассказах Джека Лондона: « – Скотина!

Приятель! Все мы приятели до первого вкусного куска». « – Прочь! Убью! Кто это? Я. За книгой. Не дам…» Автор сознается, что испытывал ненависть к Колтунову, который препятствовал чтению книги. Книга – это мечта. Она уводит от реальности – и спасает. Образы. Система персонажей. Группы и системы взаимоотношений. население станции – пассажиры проходящих мимо поездов. «Из окон вагонов, как портреты из рам, смотрят на тебя какие-то

люди; вспыхивают, точно искры в темноте, загадочные глаза женщин, трогая сердце теплыми лучами мимолетных улыбок. Сердитый свисток – и в облаке пара поезд скользит дальше, лица людей в окнах вагонов странно искажаются, вытягиваясь вбок, все в одну сторону. К этому мельканию жизни быстро привыкаешь; мимо тебя ежедневно проезжают одни и те же машинисты, кочегары и кондуктора; кажется, что и люди всегда одни и те же, - они стали

неразличимы, точно комары». Отчуждение от, громко говоря, человечества. Противопоставление. Там – жизнь, здесь – ее отсутствие. И чтобы не усугубить сожаление – игнорирование пассажиров. население станции – жители казачьих хуторов. Также равнодушное отчуждение, сосуществование. «Бойкие девицы приходили очищать от снега станционные пути, а по ночам на станцию являлись их братья и отцы воровать щиты на топливо и товар из