Анализ стихотворения А.С. Пушкина К Языкову 1824

  • Просмотров 613
  • Скачиваний 25
  • Размер файла 15
    Кб

Анализ стихотворения А.С. Пушкина "К Языкову" (1824) Автор: Пушкин А.С. Стихотворение Александра Сергеевича Пушкина «К Языкову» написано в 1824 году, когда поэт находился в ссылке в Михайловском. Оно имеет форму дружеского послания и обращено к Языкову Николаю Михайловичу, талантливому поэту, тогда еще – студенту Дерптского университета. В то время Пушкин и Языков еще не были знакомы лично (встретились они только в 1826 году, в

Тригорском, у П.А. Осиповой), и обменивались стихотворными посланиями. Известно, что Языков откликнулся на это обращение, написав стихотворение «А.С. Пушкину» («Не вовсе чуя бога света...»), где благодарил «сына музы своенравной» за благословление и внимание – ведь обращение первого поэта России были для него напутствием и воодушевлением к творчеству. Данное же стихотворение – послание к Языкову – отражение мыслей Пушкина и его

воззрений на тот момент. Произведение можно условно разделись на шесть частей. В первой поэт утверждает, что он близок Языкову по духу творчества, что стихотворцы, «друг другу чуждые по судьбе», - родственны по природе своего вдохновения. Это вдохновение тонко описано Пушкиным, он понимает всю глубину поэтических настроений, и пишет: «Они [поэты] жрецы единых муз, Единый пламень их волнует...». Поэт полностью предан служению музам,

и даже клянется именем римского поэта: «Клянусь Овидиевой тенью...». Во второй части говорится о том, что поэт пришел бы сам в Дерпт («Давно б на Дерптскую дорогу Я вышел утренней порой...»), чтобы навестить Языкова ради «вольно-вдохновленной» беседы с единомышленником. Мысль следующей части – невозможность этой поездки (Пушкин все-таки находился в ссылке): «Но злобно мной играет счастье», в данной цитате счастье употреблено в

значении «судьба», в частном случае – «самовластье»; далее мысль логично продолжается: «В деревне... Я жду тебя...». В этой же четвертой части мы находим напоминание о предке Александра Сергеевича, его прадеде Абраме Петровиче Ганнибале. Пятая часть – своеобразное мечтание о том великолепном случае, когда друзья, связанные общей идеей, общей музой, собрались бы вместе: Языков, Дельвиг, Л.С. Пушкин..., шестая – также мечтание: