Анализ стихотворения Лермонтова М.Ю. Два великана

  • Просмотров 404
  • Скачиваний 28
  • Размер файла 14
    Кб

Анализ стихотворения Лермонтова М.Ю. "Два великана" Автор: Лермонтов М.Ю. В шапке золота литого Старый русский великан Поджидал к себе другого Из далеких чуждых стран. За горами, за долами Уж гремел об нем рассказ, И померяться главами Захотелось им хоть раз. И пришел с грозой военной Трехнедельный удалец,— И рукою дерзновенной Хвать за вражеский венец. Но улыбкой роковою Русский витязь отвечал: Посмотрел — тряхнул главою.

Ахнул дерзкий — и упал! Но упал он в дальнем море На неведомый гранит, Там, где буря на просторе Над пучиною шумит. «Два великана» - стихотворение М.Ю. Лермонтова (1832 г.), где в аллегорической форме изображено поражение Наполеона в войне с Россией. Стихотворение написано в связи с 20-летием Отечественной войны 1812 г. Стихотворение ориентировано на фольклор, в частности на солдатскую песню; это сказывается и в лексике («за горами, за

долами», «хвать за вражеский венец»), и в особой «простоте» стиховой (4-стопный хорей) и синтаксической организации поэтической речи. Чувством гордости за свой народ и свою родину проникнуто это юношеское стихотворение Лермонтова. “Старый русский великан” поджидает к себе “другого из далеких чуждых стран”. “Русский витязь” - “старый русский великан” - спокоен, невозмутим, как будто заранее знает исход борьбы, по-богатырски

могуч. Ему достаточно “тряхнуть головою”, чтобы дерзкий пришелец оказался поверженным. Довершает представление о нем образная деталь: “в шапке золота литого”, что уподобляет великана златоглавому Московскому Кремлю. “Великан” - воплощение силы всей Руси, но прежде всего Москвы, что не сдалась и не покорилась французам. Сила же и храбрость “пришельца” - проявление безрассудной дерзости. В гордости, с какой Лермонтов пишет о

победе “русского великана”, проявляется его патриотизм, любовь к воинской славе отечества. Обратившись к патриотической теме, Лермонтов противопоставил спокойную уверенность «старого русского великана» самонадеянной дерзости «трехнедельного удальца» из «чуждых стран».