Архитектурный памятник как исторический источник — страница 9

  • Просмотров 9339
  • Скачиваний 42
  • Размер файла 74
    Кб

просторные храмы княжеских монастырей; единство стиля, характеризующее эти древнейшие памятники, отвечает единству культуры древнерусского государства. Для периода феодальной раздробленности XII-XV вв. характерно сокращение масштабов здания; в удельных столицах нет места и нужды в грандиозных храмах,- городской собор строится по типу монастырского; появляются небольшие четырехстолпные храмы, удовлетворяющие задачам

придворной церкви феодала или городского прихода. Вместе с тем эти общие типы зданий находят своеобразное истолкование в строительстве каждого княжества; дробность процесса развития архитектуры, образование местных архитектурных школ - точно соответствует феодальному дроблению Руси. Если бы мы не знали о нем из письменных источников, о нем свидетельствовали бы архитектурные памятники 2). Период образования и развития

Русского централизованного государства XV-XVI вв. ознаменовался крупным переломом в типологии культового здания - рядом с крестовокупольными храмами развивается шатровое зодчество - результат воздействия деревянной культовой архитектуры и крепостных сооружений на церковное каменное зодчество. Одновременно сама структура культового здания переживает существенные изменения: так, например, в крестовокупольном храме исчезают

хоры - типическая принадлежность большинства храмов периода Киевской Руси и феодальной раздробленности, наиболее наглядно и резко выражавшая классовую противоположность феодалов и их 1) К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. V, стр. 364. 2) Н. Н. Воронин и М. К. Каргер. Архитектура. "История культуры древней Руси", т. II, М., 1951, стр. 245. подданных 1). Развивается каменное гражданское и оборонительное строительство. Вместе с тем исчезают

областные архитектурные школы, уступая место единому развитию общерусской архитектуры 2). Мы пока не говорим здесь о неразрывно связанном с изменением типа здания изменении его художественного облика, архитектурного образа. Само размещение тех или иных монументальных сооружений внутри города дает возможность для весьма важных выводов о социальной топографии города. Так, например, раскопки стен Детинца во Владимире (1194- 1196

гг.) показали, что к концу XII в. правительственная верхушка - князь и епископ - обособляется от остальной территории города в огражденном белокаменными стенами с боевыми воротами участке; кроме историко-топографического интереса, этот факт представляет новое свидетельство о росте политической активности горожан, от которых феодалы вынуждены прикрываться монументальными крепостными стенами 3). Столь же показательно открытие