Данте и Джотто — страница 3

  • Просмотров 8655
  • Скачиваний 288
  • Размер файла 33
    Кб

художником, другом гениального творца «Божественной комедии»; человек, не имевший ничего и добившийся всего собственными силами, обязанный всем только своему таланту и энергии,— такой образ в большей степени отвечал идеалам времени. В отличие от Данте, Джотто, по свидетельству Боккаччо, имел самую заурядную, невыразительную внешность, «маленького роста, безобразный». Трудно было поверить, «что природа скрывает в нем

чудеснейшее дарование». «Джотто,— спросил его как-то один из друзей,— что, если бы теперь встретился с нами какой-нибудь чужой человек, никогда не видевший тебя, поверил ли бы он, что ты — лучший живописец в мире, каков ты есть?» (Боккаччо). В новеллах того времени Джотто выступает как острослов и весельчак, всегда имеющий „словечко под рукой и острый ответ наготове" (Вазари), любивший сыграть злую шутку с заносчивым и жадным

невеждой, и при случае допустить непростительную вольность по адресу Иосифа и Марии. Данте, «земную жизнь пройдя до половины», встречает на своем пути рысь, льва и волчицу — аллегорические фигуры зверей, связанные с высокой поэтикой средне­вековья. Ему является Вергилий и выводит его на верный путь. С Джотто в памяти его современников связан совсем другой эпизод: однажды, когда он вышел на прогулку с друзьями, на него налетела и

сбила его с ног свинья. Положение обидно комическое. Однако Джотто не растерялся, поднялся на ноги, отряхнулся и ответил остроумной шуткой. Спутники Джотто рассмеялись и признали, что он «мастер на все», что «ум таких даровитых людей, каким был Джотто», «отличается большой тонкостью» и что «слова его расцениваются даровитыми людьми, как слова на­стоящего философа». (Сакетти). Рядом с суровой фигурой Данте Джотто выглядит как

образ задорный, жизнерадостный, почти озорной, но это не мешает ему быть великим человеком, который „по праву может быть назван одним из светочей флорентийской славы" (Боккаччо), „живописцем, не только превосходным, но и пре­красным, слава которого среди художников велика" (Петрарка). Но этим внешним обликом, темпераментом и впечатлениями от личности заканчивается различие между Данте и Джотто. А едины они в главном - в

деятельность двух людей, у которых старое нашло свое лучшее выражение, а новое впервые сказалось с полной силой. Новая художественная культура выражалась не столько в утверждении принципов жизни, ранее не известных обществу, сколько в небывалом ранее самочувствии человека, ином ощущении окружавшего его мира. Естественно, что возникали и идеи, не похо­жие на те, которые господствовали в духовной жизни общества, но не они еще