Данте и Джотто — страница 6

  • Просмотров 8518
  • Скачиваний 287
  • Размер файла 33
    Кб

композиции. Правда, художник далек от того, чтобы сильно углубляться в иллюзорное пространство фрески. Он бережно сохраняет поверхность стены или доски, освобождая лишь пространство на первом плане, своего рода сцену для действующих лиц. Надо сказать, что и живописцы Возрождения на первых порах придерживались джоттовского принципа построения пространства. У Джотто действие развертывается параллельно к плоскости фрески, как

в византийском и в романском искусстве. Однако композиционные приемы Джотто отличаются огромным многообразием. Лишь в своих самых поздних росписях он прибегает к симметричным построениям («Явление Франциска в Арле», Флорен­ция, церковь Санта Кроче). Обычно же само событие диктует ему наиболее убе­дительную композицию. Опечаленный Иоаким возвращается к своим стадам; хотя он — главное действующее лицо, его фигура помещена у

края фрески («Воз­вращение Иоакима», Капелла дель Арена),— этим подчеркивается, что он всту­пает в пространство данной композиции. Фигура мертвого Христа находится не в центре фрески, а его близкие расположились неравномерными группами («Опла­кивание», там же). Беспокойный ритм композиции подчеркивает драматизм сюжета. По-новому Джотто трактует и тему шествия («Свадебное шествие Марии», там же). В отличие от характерных для

средневекового искусства повторов и единообразия он вводит сложный ритм, где фигуры слева стоят вплотную друг к другу, Мария выделена цезурой, а трубачи справа повернуты навстречу общему движению. Эта ритмичная композиция заставляет вспомнить античные, точнее, греческие шествия, наподобие фриза Парфенона. Джотто рискнул даже внести элементы нового в святая святых религиозной живописи — в алтарную икону. Его «Мадонна»

(Флоренция, Уффици) представляет собой, конечно, высокоидеальный образ, но фигура ее не бесплотна. Она вылеплена светотенью. Мария восседает на троне под трехмерно трактованным киворием. Ангелы размещены вокруг трона, они заслоняют друг друга, подчеркивая этим пространственную глубину композиции, впечатления которой не в состоянии уни­чтожить даже золотой фон. К такому же сочетанию идеального, духовного и земного стремится и

Данте. Любовь, которую воспевает Данте, является возвышенной. Чувственные мо­тивы поэзии провансальских трубадуров, воспринятые итальянцами, приобрели совершенно новый характер. Итальянская поэзия создала школу „нового сладост­ного стиля", в которой любовь к женщине отождествляется с любовью к муд­рости и добродетели. Итальянские поэты испытали влияние средневекового фи­лософа-энциклопедиста Фомы Аквинского,