Классическая физика: самоорганизующиеся системы и микромир — страница 9

  • Просмотров 2966
  • Скачиваний 18
  • Размер файла 83
    Кб

погружены в такие среды, где электромагнитные волны, создающие целостность тел, движутся медленнее, чем в пустоте. Длины волн и размеры стоячих полей при этом уменьшаются, потому уменьшаются расстояния между элементами и размеры тел. Приводя среду в движение относительно погруженного в нее тела, можно также наблюдать сокращение размеров. При этом можно физически или мысленно повторить эксперимент Майкельсона - Морли и

убедиться, что размеры этого тела зависят от скорости относительно среды точно так же, как и длины стоячих волн рядом с этим телом. Читая историю физики, мы узнаём, что классическая школа оказалась не способной объяснить результат этого эксперимента. Тогда физики полагали, что размеры тел определяются размерами атомов (по модели Томсона), которые, образуя тела, вплотную примыкают друг к другу. Постоянство размеров атомов, а

потому – и тел, тогда казалось несомненным, что и привело к победе теории относительности над классическими представлениями. Но уже в 1911 году Резерфорд обнаружил, что размеры тел определяются устойчивыми расстояниями между атомными ядрами, относительно далеко отстоящими друг от друга. Следовательно, они зависят от свойств расстояний, от способов построения этих расстояний, от межатомных полей и сил, скрытых в микромире. С 1911

года о постоянстве размеров судят интуитивно. Представители классической школы заявили, что размеры тел зависят от скорости, поскольку это логично. Их оппоненты, тоже не имея аргументов, назвали это смешным, нелепым, попыткой спасти теорию. Изучением свойств расстояний и способов их построения (а их не так уж и много) ни те, ни другие не занимались. Так решился самый важный во всей истории физики вопрос - о смене научной парадигмы,

о дееспособности классической физики, “обычных” логики и здравого смысла. Новая физика просто перекричала старую, взяв под контроль научную печать и сделав ее рупором революции. Страсть к революции оказалась сильнее здравого смысла, логики и всей физики века великих открытий, вместе взятых. Для объективного решения нужен был, как минимум, сам объект - хотя бы один предмет, размеры которого созданы хорошо известными, не

скрытыми в микромире полями и силами, и желательно – как результат самоорганизации. Но физика не обратилась ни к такой постановке вопроса, ни к поискам такого предмета, хотя все предпосылки для этого имелись: вибраторы Герца, пригодные для построения искусственных тел, были испытаны в 1888 году, а излучаемые ими поля полностью рассчитаны в 1903 году. Естественно, такие поиски были бы не в пользу научной революции. Здесь впервые