В Москву за песнями — страница 2

  • Просмотров 1701
  • Скачиваний 70
  • Размер файла 17
    Кб

умельцы, но и люди "отчаянные", во всем надеявшиеся на авось. Нанимались в артели - и вскоре слышали о себе: Селедкой Москву белит! И было это ох как не сладко, ведь При хорошем плотнике у плохих руки трясутся. Шли в Москву и крестьяне, которых нужда срывала с земли. На сей счет говорилось: За ремеслом ходить - землю сиротить. Так-то оно так, да куда денешься? В деревне лихо, а вот, слыхать, Москва ржи не молотит, а лучше деревенского

едят. Ох уж это магическое "слыхать"... Обнадеженно глядел вдаль какой-нибудь Пахом или Авдей, покидая с котомкой за плечами родные места: Поехали в Москву за песнями! А вот песни чаще всего складывались невеселые. Надежда на то, что в Москве "хорошо разживешься", обманывала многих. Порой теряли даже то последнее, что имели: Город что боров: хрюкнет и сожрет. Работникам из деревни платили гроши, да вдобавок их нещадно

обсчитывало мелкое начальство: Три деньги в день, куда хочешь, туда и день. Работнику алтын, а подрядчику полтина. Вывод мог быть только один: От трудов праведных не наживешь палат каменных. Жилось в огромном городе трудно. Ночуешь в ночлежках, экономишь каждый грош, а все равно досыта не ешь. Да: Москва кому мать, а кому мачеха. Москва что доска: спать широко, да кругом метет. В Москве толсто звонят, да тонко едят. Царство Москва, а

мужикам тоска. Хороша Москва, да не дома. В итоге: Каков приехал, таков уехал. За спасибо кум в Москву сходил. За спасибо мужичок в Москву сходил, да еще полспасиба домой принес. С грустью кланялся бедолага напоследок: Прощай, Москва, золотые маковки. И уже по дороге к родной стороне думалось: Москва - царство, а своя деревня - рай. Родимая деревня краше Москвы. Мил тот уголок, где резан пупок. На стороне добывай, а дома не покидай. И вот

возвращается мужик в свое Горелово или Неелово, а его встречают насмешливым вопросом: Что, показали тебе Москву в решете? Отвечал на то "краткосрочный" москвич: Говорят, в Москве кур доят, а коровы яйца несут. А пришли - ни молока, ни яиц не нашли. Только ни для кого это не урок. И по весне пойдут другие на Москве счастья пытать... Москва потеху любит Плачет человек? Что ж, говорили москвичи, поплачет да и перестанет. Ведь Москва

слезам не верит. Москва слезам не потакает. Москва потеху любит. А потому москвич И плачет, а пляшет. Для того-то в первопрестольной столько ряженых, гусельников, рожочников, песельников, скоморохов. Московские скоморохи - особ статья. Затейники, каких свет не видывал: и спляшут, и споют, и прибаутками потешат так, что слушатели животики надорвут, и фокус покажут. При этом У всякого скомороха свои погудки. Иной обыватель скажет: Не