Век девятнадцатый — страница 10

  • Просмотров 13315
  • Скачиваний 525
  • Размер файла 24
    Кб

соединений и частей народного ополчения, а также тексты главных военных документов. Там же хранились трофейные знамена и ключи от покоренных городов. Освящение храма, которое происходило 26 мая 1883 года, приурочили к коронации императора Александра III. Для этого события П.И.Чайковскнй специально написал торжественную увертюру "1812 год". Мощный, величественный храм Христа Спасителя, казалось, утвердился в Москве на века. Но и

многочисленные монументы, и парадные портреты, и мебель темного дерева с пышными золочеными накладками, и русско-византийские храмы, словом все, что составляет «ампирное богатство» - это лишь одна из линий развития художественной культуры XIX века. По-гегелевски, отвлеченно-логически человек чаще осознает прошлое. Причем не свое личное прошлое, но прошлое государства, народа, человечества, всей природы. Настоящее же и себя в его

потоке он скорее ощущает и проживает, чем осознает. Потому в художественной культуре XIX века, с ее особо острым восприятием истории, неизмеримо возрастает пристальный интерес к личности. Это уже другая сторона единого культурного процесса. И в первой половине XIX века отражением этого интереса в искусстве стал романтизм. В романтизме сам предмет искусства переместился вглубь человека, в его «Я», или «дух» как тогда любили

говорить. Весь двухвековой классицизм, не исключая Канта, Гете и Шиллера, был основан на выдвижении отдельных способностей человека. Бурно обсуждались рационалистические или чувственные способности человека в процессе познания мира. При этом полагалось, что рассудок, разум, логика, чувство, воображение, фантазия - все это качества человеческого «Я». Но что такое это человеческое «Я» оставалось загадкой. Романтизм и явился

попыткой проникнуть в саму сущность человеческого. Как и во в всех других направлениях здесь тоже были свои увлечения и преувеличения. Внутренний мир человека очень скоро стал трактоваться как основа всего бытия, как творческая стихия, как единственное и подлинное пространство божественного. И искусство предстало как самая совершенная человеческая деятельность. Да и вся человеческая жизнь стала рассматриваться как

художественное произведение. Но ограниченным человеческим «Я» невозможно охватить все мироздание. И возникает постоянное романтическое стремление, неудержимая потребность постигнуть мир в его движении и изменении. Это становление и одновременно разрушение, всякое исчезновение границ хорошо выражено в самом языке романтической музыки с ее преодолением каденций (Шопен. Вагнер и т.д.). В таком вечном стремлении жизнь человека