Век девятнадцатый — страница 2

  • Просмотров 13316
  • Скачиваний 525
  • Размер файла 24
    Кб

Франции, Австрии, Италии, Венгрии, Германии, Богемии, Польше; чуть раньше - Сербия, Греция, Россия и опять Франция, а позже, в 1861 году - гражданская война в США. XIX век подводит итог огромному периоду европейской жизни. Потому само мышление людей I половины XIX века необычайно историческое. Они словно пытаются осмыслить себя в истории своего рода, род - в истории государства, а государство - в истории Европы. И история становится чуть ли

не главным персонажем художественного произведения. Река времен в своем стремлении Уносит все дела людей И топит в пропасти забвенья Народы, царства и царей. А если что и остается Чрез звуки лиры и трубы, То вечности жерлом пожрется И общей не уйдет судьбы, -писал в 1816 году Г.Р. Державин. А Н.М. Карамзин начинал свою «Историю» словами: «История народа есть в некотором смысле то же, что Библия для христианина». В этих словах, не

вошедших в окончательную редакцию, огромный смысл. Это целая программа для художников XIX века - в собственной истории, а не в Библии должны отныне черпать они вдохновение. Но чтобы понять, осмыслить, а тем более художественно выразить историю, она должна представать не набором случайностей, не хаотическим нагромождением разрозненных фактов, но стройным закономерным процессом. И постигнуть этот процесс не только можно, но и

должно. И возникают теории исторического развития. Своеобразным итогом и вершиной этих многочисленных теорий стала в XIX веке всеобъемлющая философская система Г.В.Ф. Гегеля. Редкий мыслитель, художник того времени оставался без влияния грандиозных гегелевских построений. Обычно, говоря о Гегеле, разделяют его систему и его метод. Однако, такое разделение было впервые произведено лишь в русле марксизма. Причем, отделив метод от

системы, посчитали пригодным к употреблению (разумеется, в своих целях) метод и совершенно выбросили систему. Это привело к необычайной схематизации всего гегелевского учения, Человек познает себя лишь в общении, будь это общение с вещами, людьми или с самим собой. Действительно, мы узнаем себя через других людей, видя из реакцию на наши слова, действия. Более того, все наши «рукотворные» действия, все наше творчество направлено

именно на познание самих себя. Это своеобразное «опредмечивание» себя. Человек проявляет себя и свой внутренний мир в вещах, понятиях, отношениях, действиях, творчестве и т.д. Для людей искусства это понять очень легко, так как любое произведение искусства - это просто явленный его творец. Мы так и говорим: «Я играю Бетховена», «Я вчера видел Пикассо» и т д. Но сама природа, человек - кто же познает себя через них? Вот с этого момента