Военные мемориалы старой Москвы — страница 4

  • Просмотров 4529
  • Скачиваний 79
  • Размер файла 31
    Кб

большинством голосов, что памятники не представляющие художественной ценности, конечно тоже должны быть оберегаемы, но в случае утраты заменять их новоделом не стоит. Второе предложение было отклонено из-за отсутствия средств у монастыря (о чем сообщила игуменья), из-за отдаленности места, что даст малый сбор и из-за трудностей, возникающих вокруг народных праздников. “Общий характер наших т.н. народных праздников,–

отмечалось в докладе Городской Управы,– хорошо известен всем и не представляет ничего такого, что могло бы побуждать к умножению их и без того слишком значительного числа”(4, С.3). Интересно, что доводы противников возведения музеев и часовен буквально совпадали с доводами наших современников, протестовавших против восстановления храма Христа Спасителя, Казанского собора на Красной площади и др. Предлагалось обратить

внимание на приоритетные нужды, а именно, школы, больницы, места заключения, при этом отмечалось, что “всякая копейка, употребленная на распространение грамотности, скорее и вернее, чем затрата на какие-либо сооружения, поведет их [людей  – авт.] к цели, т.е. к оживлению народной памяти”. В результате было принято третье предложение как самое дешевое, и 6-го апреля 1872 года Дума поручила своим архитекторам разработать несколько

проектов памятного знака и ограды. Архитекторы оказались весьма вдохновлены идеей увековечения Отечественной войны и представили девять разнообразных проектов. Среди них “крепостная башня” с бюстами участников Совета поверх зубцов и венчающим все куполом с картой России, поверх которого – бюст М.И. Кутузова; восьмигранный гигантский обелиск с нишами, уставленными бюстами генералов; жертвенник с пылающим костром и

четырьмя крестами, медальонами и гербом Москвы, “принесенном на всесожжение”. Однако никакого решения не было принято, пепелище и вал зарастали травой, и неизвестно, чем бы все кончилось, если бы не инициатива с неожиданной стороны. Девятого октября 1883-го года начальник штаба 1-й Гренадерской дивизии уведомил Думу о том, что офицеры Гренадерского корпуса, участвовавшие в полевой поездке в районе деревни Фили, узнали, что месту

Кутузовской избы грозит полное исчезновение, и решили принять срочные меры к увековечению оного места простыми средствами, не исключая в будущем более существенной мемориальной акции. Офицеры перенесли с близлежащей Смоленской дороги старый верстовой столб с сохранившейся на нем датой изготовления “1783” (т.е. ровно сто лет спустя!) и установили возле несуществующей избы. На кубическом основании этого обелиска прикрепили две