Военные мемориалы старой Москвы — страница 7

  • Просмотров 4585
  • Скачиваний 79
  • Размер файла 31
    Кб

почему участок земли для кладбища должен быть значительного размера и на нем необходимо соорудить храм, по величине и архитектуре отвечающий указанной выше цели. Вместе с тем <...> на этом кладбище должно быть отведено место для погребения умерших сестер милосердия Московских общин, самоотверженно работающих в деле служения больным и раненым как в мирное, так и в военное время, и часто умирающих на своем посту от заразных

болезней, а иногда и от неприятельского оружия.” (7, С. 4) Перед входом на кладбище предлагалось начертать слова Спасителя: “Больше сея любви никто же имать, да кто душу положит за други своя”. Была образована особая Подкомиссия в составе 5-ти членов под председательством С.В. Пучкова для рассмотрения поступающих предложений и оперативного разрешения срочных вопросов. Было осмотрено девять земельных участков, остановились на

участке “Сад села Всехсвятского”, принадлежавшем А.Н. Голубицкой (бывший М.А. Софиано). 21 ноября 1914 г. участок был приобретен по решению Городской Думы за 271 тыс. рублей в городскую собственность, а вскоре получено согласие Великой княгини Елисаветы Феодоровны и изволение государя принять устраиваемое Братское кладбище под ее покровительство. 10-го декабря С.В.Пучков докладывал о состоянии дел самому государю,

находившемуся в Москве, информация была принята благосклонно, и, кроме того, государь распорядился прирезать восемь десятин земли из владений Ведомства Удельного и Государственных имуществ и открыть прямой проезд от Петроградского шоссе к кладбищу. Планировкой кладбища занимался инженер С.С. Шестаков, ознакомившийся с опытом создания подобных некрополей-мемориалов в Петрограде, Риге и Севастополе. В начале 1915-го года в

работу по собственной инициативе включился известный городской архитектор, гласный Городской Думы, Роман Иванович Клейн. По его замыслу “все кладбище должно представлять собою один величественный всероссийский памятник-пантеон самоотверженным героям, покрывшим неувядаемыми лаврами славы и русское воинство и русскую землю”. При этом предлагалось собрать на территории кладбища “в отдельных музеях все, что относится к

переживаемому нами необычайному событию и представляет собою исторический интерес, как для уяснения общего хода событий, так и для характеристики отдельных эпизодов и лиц, принимавших в них участие.” (7, С. 9) По замыслу Р.И. Клейна, к стоящему в центре кладбища храму должны примыкать две галереи, в которых располагались бы музеи – один для литературы переживаемого момента, а другой для трофеев, “взятие которых во многих